Ссылки для входа

Срочные новости

Таджикские чиновники подали налоговые декларации. Обнародовать свои доходы никто не спешит


Здание Налогового комитета Таджикистана

Таджикские чиновники отчитались перед налоговыми органами о своих доходах и имуществе за 2020 год. В декларации об имущественном положении помимо недвижимости и автомашин, они обязаны были указывать поголовье скота, птиц, сбережения, драгоценные металлы и камни.

Однако и в этом году сведения о доходах и приобретенном чиновником имуществе остались для налогоплательщиков тайной за семью печатями.

Ёдгор Файзов последние три года возглавляет хукумат Горно-Бадахшанской автономной области. В беседе с Радио Озоди Файзов сказал, что подал декларацию о своем имуществе в Налоговый комитет Таджикистана. «У меня имеются дома в Душанбе, Хороге и в родном кишлаке, а также автомобиль. Все это я приобрел до назначения главой ГБАО», добавил чиновник.

Ёдгор Файзов, глава ГБАО
Ёдгор Файзов, глава ГБАО

Налоговое законодательство позволяет чиновникам скрывать сведения о своих доходах, обнародовать эти сведения можно делать только по желанию самого государственного служащего.

По словам главы ГБАО, с одной стороны, в целях прозрачности и борьбы с коррупцией было бы лучше, если данные о доходах и имуществе чиновников будут открытые. «С другой стороны, какое и сколько имущества имеется у человека – это его личное дело. К тому же, иногда информация о доходах может стать причиной угроз в адрес чиновника и членов его семьи», говорит Ёдгор Файзов.

«Аллах дает человеку то, что он заслуживает»

Правительство Таджикистана в августе 2020 года приняло новые формы деклараций о доходах и имуществе госслужащих. В декларации по подоходному налогу помимо зарплаты они должны указывать доходы от научной, творческой и педагогической деятельности; доходы от сдаваемых в аренду имущества и земли; доходы от приусадебного участка, а также доходы от банковских вкладов и ценных бумаг. В декларации об имущественном положении помимо недвижимости и автомашин чиновники должны указывать поголовье скота, птиц, сбережения, драгоценные металлы и камни.

Житель Душанбе Нурали Ходжиев говорит, что ему безразлично каким имуществом владеют таджикские чиновники. «Аллах дает человеку то, что он заслуживает. Если человек богат – то это воля Божья. Я тоже хочу быть богатым, но мне видать не суждено», вздыхает наш собеседник.

Другие наши собеседники – жители и гости столицы – также заявили, что доходы и имущество госслужащих их мало интересует.

Однако некоторые из них, как жительница Душанбе Лола Раджабова, считают, что таджикское общество не только должно получить сведения о доходах госслужащих, но и узнать, насколько они соответствуют реальности. В то же время она уверена: узнать каким имуществом реально владеет тот или иной чиновник, не удастся никому.

Другой собеседник Радио Озоди заявил, что если чиновники не публикуют сведения о своих доходах и имуществе, значит им есть что скрывать.

Общество не готово к обнародованию сведений о доходах чиновников?

Таджикские чиновники не согласны с таким утверждением. Глава Комитета по делам молодежи и спорту при правительстве Таджикистана Абдулло Рахмонзода говорит, что лично ему скрывать нечего. «Когда меня назначили главой Комитета, я на первом собрании сообщил коллегам, что у меня имеются дом и автомашина. Я сказал об этом потому, чтобы потом не возникали вопросы о моем имуществе. Если кому-то это интересно, то пожалуйста, может убедиться сам», говорит высокопоставленный чиновник.

В прошлом году директор Агентства госслужбы при президенте Таджикистана Джума Давлатзода заявил, что таджикское общество «не готово к обнародованию сведений о доходах чиновников», поскольку сознание населения еще не достигло «уровня европейских стран».

Из-за такой позиции властей, по словам экспертов, сведения о доходах и приобретенном чиновником имуществе остаются для налогоплательщиков тайной за семью печатями. Они отмечают, что сами чиновники не только не заинтересованы в декларировании доходов, но и явно боятся обнародования сведений о своем имуществе.

Марат Мамадшоев
Марат Мамадшоев

«Почему общество в Кыргызстане готово к обнародованию сведений об имуществе чиновников, а у нас нет?», спрашивает таджикский эксперт Марат Мамадшоев. По его словам, многие чиновники занимаются предпринимательством, некоторые владеют предприятиями. «Реальный доход у таких госслужащих в разы превышает данные, указанные им в налоговой декларации. Поэтому они боятся обнародовать информацию о своих доходах. Другая причина, возможно, в том, что некоторые чиновники вообще не подают декларацию о доходах и имуществе. В нынешнем режиме в Таджикистане возможно и такое», говорит Мамадшоев.

Власти стараются избегать всякие разговоры об имуществах высокопоставленных чиновников. Редакция Радио Озоди 29 марта обратилась в Налоговый комитет Таджикистана за разъяснениями на эту тему, ответа до сих пор нет.

В Таджикистане насчитывается около 20 тыс. госслужащих. Агентство госслужбы при президенте Таджикистана ранее заявило, что неточность в предоставленных в декларации данных или непредставление в налоговый орган декларации о доходах может послужить причиной для увольнения со службы или отказа в приёме на государственную службу.

Смотреть комментарии (15)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG