Ссылки для входа

Срочные новости

Жертвы минной войны до сих пор не могут получить пособия по инвалидности. ВИДЕО


Неъмат Шоев, 60-летний житель джамоата Фароби в Пенджикенте – регионе, граничащем с Узбекистаном, 17 лет назад подорвался на мине, получив увечья рук и нуждается в помощи, однако, по его словам, ему никто из государственных структур так и не помог.

В результате подрывов на минах, установленных вдоль линии таджикско-узбекской границы силовыми структурами соседнего Узбекистана, чтобы помешать вооруженным формированиям Джума Намангани проникнуть на территорию этой страны, только в джамоате Фароби погибло 11 человек.

Вот уже в течение трех последних лет таджикские власти говорят, что теперь минная угроза на границе с Узбекистаном ушла в прошлое, однако пострадавшие в результате подрывов люди сетуют, что последствия той минной войны до сих дают о себе знать.

Воспоминания о событиях 2002 года

Неъмат Шоев рассказал Радио Озоди, что 4 марта 2002 года он и пятеро односельчан пошли косить траву на угодьях вдоль границы, и в это время кто-то из них наступил на мину.

«Три осла погибли в результате взрыва. Я и мои товарищи были ранены. В течение года меня лечили в районной больнице от полученных переломов рук и ног. Я до сих пор плохо себя чувствую, все мучаюсь от болей. У меня все еще есть в теле осколок мины. Подал заявление на получение пенсии по инвалидности, но до сих пор никто так и не снизошел до моих мольб», - добавил он.

53-летний Шохрух Косимов, еще один покалеченный в результате подрыва мины, рассказал, что они подорвались во время перехода на узбекскую сторону в местечке Агбача за покупками. Он получил ранения рук и ног, и еще один осколок остался в шее. По словам Косимова, раньше, до ранения, он ездил на заработки в Россию, но теперь из-за инвалидности, не может.

Только в джамоате Фароб в результате подрыва на минах пострадали около 20 человек. Все они в беседе с Радио Озоди сказали, что им нужна помощь и они хотели бы получать пособия, так как они не могут работать из-за инвалидности и содержать свои семьи в связи с достижением пенсионного возраста.

Последствия минной войны: инвалиды не могут получить помощи от государства
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:47 0:00

"Никто не обращался"

С этим вопросом, почему пострадавшим от подрывов на минах, установленных узбекской стороной, уже в течение стольких лет не была оказана помощь, мы обратились в Управление социальной защиты населения в Пенджикенте. Начальник этого управления Азамат Султонов сообщил нам, что к нему с этими вопросами еще никто не обращался.

«Они должны прийти к нам в управление. Мы им посоветуем сходить в пенджикентскую больницу и принести оттуда медицинские справки, с указанием группы инвалидности. Тогда мы назначим им пенсии и пособия. В настоящее время в районе 3400 человек получают пенсии, в том числе пенсии по инвалидности», - пояснил он.

Неъмат Шоев же говорит, что он уже дважды обращался в Управление социального обеспечения Пенджикента, и в больницу, где он проходил лечение, но его никто не услышал.

Другие люди, пострадавшие в результате взрывов мин, также говорят о подобном отношении к их просьбам. Председатель джамоата Фароб Олимкул Сатторов в беседе с Радио Озоди подтвердил, что в их джамоате пострадавшим от узбекских мин не было оказано никакой помощи.

Многие получившие инвалидность жертвы мин вспоминают, что им оказала помощь только одна иностранная организация. Они говорят, что возможно они могут потребовать компенсации от соседних узбекских властей за то, что те установили мины на границе с Таджикистаном, не обозначив их местонахождение и не установив указатели и предупреждения.

В хукумате Пенджикента сказали, что в случае обращения пострадавших они окажут помощь, но от дальнейших комментариев отказались.

Опасности больше нет?

Начало работ по разминированию границы было одним из ключевых требований таджикской стороны после потепления отношений с Узбекистаном. В ходе визита Шавката Мирзиёева в марте 2018 года в Душанбе президенты Таджикистана и Узбекистана приняли решение до конца 2019 года завершить все работы по разминированию общей границы.

Жители Фароба, Амондара и других кишлаков, расположенных вдоль линии границы в Пенджикентском районе, говорят, что уже в течение двух последних лет не было ни одного подрыва на минах, но они опасаются, что им не разрешат вернуться на свои поля, которые раньше были заминированы.

Страх подорваться на минах или других оставшихся на линии границы взрывных устройствах есть не только у жителей джамоата Фароб или других жителей Пенджикента. В Канибадамском районе и других приграничных с Узбекистаном районах погибло в общей сложности 80 человек, еще десятки других получили ранения.

XS
SM
MD
LG