Ссылки для входа

Срочные новости

Смогут ли афганские силы сдерживать талибов без США?


Солдаты Афганской национальной армии (АНА) охраняют блокпост на окраине Кабула, Афганистан, суббота, 17 апреля, 2021 года.

Взгляд на то, как повлияет вывод войск США и НАТО на афганские силы безопасности.

Вывод последних оставшихся 2500 американских военных из Афганистана, присутствовавших в раздираемой войной стране на протяжении почти двух десятилетий, беспокоит начальников разведки и политических советников США. Они считают, что афганские военные не смогут самостоятельно сдерживать экстремистские силы «Талибана», ведь из страны будут выведены не только американские войска.

Вскоре после того, как 14 апреля президент США Джо Байден объявил о выводе войск, НАТО подтвердил, что будет следовать графику Вашингтона и выведет остающихся 7000 неамериканских солдат из Афганистана к 11 сентября.

По сути, афганские правительственные силы несут ответственность за безопасность в своей стране с 2014 года. Но они сильно зависят от вооруженных сил США и их подрядчиков в плане материально-технического обеспечения, непосредственной авиационной поддержки и технического обслуживания оборудования.

Афганские спецназовцы в провинции Герат готовятся отправиться в провинцию Бадгис, Афганистан, 26 февраля 2021 года.
Афганские спецназовцы в провинции Герат готовятся отправиться в провинцию Бадгис, Афганистан, 26 февраля 2021 года.

«ТАЛИБАН» УВЕРЕН, ЧТО СМОЖЕТ ОДЕРЖАТЬ ВОЕННУЮ ПОБЕДУ

В недавнем докладе американской разведки — ежегодной оценки степени угрозы, которая была представлена сенату незадолго до того, как Байден объявил о выводе войск, — предупреждается, что перспективы достижения мирного соглашения между Кабулом и движением «Талибан» «будут оставаться незначительными в течение следующего года».

«"Талибан", вероятно, будет одерживать победы на поле боя, а афганское правительство столкнется со сложностями в обуздании талибов, если коалиция свернет свою поддержку», — прогнозируется в докладе от 9 апреля.

«Кабул продолжает терпеть неудачи на поле боя, и "Талибан" уверен, что сможет одержать военную победу. Афганские вооруженные силы продолжают обеспечивать безопасность крупных городов и других правительственных опорных пунктов, но их действия по-прежнему ограничиваются оборонительными задачами или попытками восстановить контроль над территориями, утраченными в 2020 году», — предупредили руководители разведки США.

Между тем доклад Афганской исследовательской группы, подготовленный Институтом мира США, предупреждает, что «риски государственного банкротства и возобновления конфликта чрезвычайно высоки».

«Вывод войск не только сделает Америку более уязвимой для террористических угроз, это также будет иметь катастрофические последствия для Афганистана и региона, которые не в интересах ни одного из ключевых игроков», — заключила Афганская исследовательская группа.

Президент Афганистана Ашраф Гани не без бравады отреагировал на заявление Байдена о выводе войск, написав в Twitter’е, что «преисполненные чувством гордости силы безопасности и обороны Афганистана в полной мере способны защитить свой народ и страну, что они и делали всё это время».

Байден настаивает на том, что Вашингтон будет продолжать поддерживать антитеррористические усилия на расстоянии, чтобы не дать Афганистану стать плацдармом для террористических атак на Соединенные Штаты или их интересов.

Он отмечает, что в рядах афганского правительства находится более 300 тысяч обеспечивающих безопасность военнослужащих и многие из них в течение последних двух десятилетий проходили подготовку у военных США и НАТО.

По данным специального генерального инспектора США по восстановлению Афганистана (SIGAR), афганские силы насчитывают около 187 тысяч военнослужащих министерства обороны и около 118 тысяч служащих полувоенных полицейских формирований под командованием министерства внутренних дел.

Бывший президент Афганистана Хамид Карзай (второй слева) смотрит, как члены делегации «Талибана» прибывают для участия в международной мирной конференции в Москве, 18 марта 2021 года.
Бывший президент Афганистана Хамид Карзай (второй слева) смотрит, как члены делегации «Талибана» прибывают для участия в международной мирной конференции в Москве, 18 марта 2021 года.

Соединенные Штаты также в течение многих лет поставляют военную технику для наращивания боевых возможностей правительственных сил Афганистана.

Заместитель министра обороны Афганистана Шах Махмуд Миахиль говорит, что к концу 2020 года правительство получило из Вашингтона в общей сложности 1383 автомобиля Humvee и 55 автомобилей Mobile Strike Force, 10 вертолетов Black Hawk и четыре самолета A-29 для ближнего боя для непосредственной авиационной поддержки.

— Поддержка афганских сил безопасности имеет жизненно важное значение для долгосрочной стабильности и безопасности Афганистана, — сказал генерал-лейтенант США Джон Дидрик, командующий Объединенным командованием переходных сил безопасности в Афганистане.

ХОРОШО ЛИШЬ НА БУМАГЕ

Аналитик по вопросам безопасности Тед Каллахан, бывший советник американских сил специального назначения в северном Афганистане, говорит, что «то, что существует на бумаге, и то, что происходит в реальности, зачастую сильно отличается».

— Важно то, что доступно передовым войскам. Всякий раз, когда афганские силы безопасности пишут о чем-то, это обычно довольно позитивно. Всё выглядит хорошо. Это работает. Всё там, где этому положено быть. Но затем, когда идешь и проверяешь, ничего там нет. Оно отсутствует. Оно сломано. Оно разобрано по частям, — говорит Каллахан Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

Он говорит, что реальность такова, что «всё это оборудование вполне могло быть доставлено в какой-то момент, но где оно сейчас? «Каково его текущее состояние? Кто знает, как им управлять? У кого есть ключи от того гаража, в котором оно заперто? Кто продавал это другим сторонам — возможно, даже талибам?»

Президент Ашраф Гани выступает на церемонии открытия новой законодательной сессии парламента в Кабуле. Афганистан, 6 марта 2021 года.
Президент Ашраф Гани выступает на церемонии открытия новой законодательной сессии парламента в Кабуле. Афганистан, 6 марта 2021 года.

Каллахан говорит, что боевая мощь афганских сил предполагает, что они должны быть в состоянии сдержать будущие атаки талибов, «но опыт показывает, что они, вероятно, не смогут». По любым параметрам, по словам Каллахана, «боевые возможности» афганских сил превосходят движение «Талибан» касательно авиации, стрелкового оружия и легких вооружений, артиллерии и живой силы.

Однако он отметил: «История показала нам, что [правительственным силам] не хватает воли, приверженности и дисциплины, которые есть у движения "Талибан". Этот фактор нематериального характера дает талибам преимущество над афганскими силами безопасности».

Сокращение численности военных сил также является острой проблемой, беспокоящей афганское правительство с самого начала первых попыток НАТО и международной коалиции под руководством США нарастить афганские силы безопасности, лояльные Кабулу.

Последний ежеквартальный доклад SIGAR показывает, что текучесть военных кадров министерства обороны находится на «нормальном уровне» — около двух процентов в месяц, несмотря на повышенные стимулы к оплате труда.
Между тем SIGAR заявляет, что в министерстве внутренних дел наблюдается «слегка повышенный» ежемесячный уровень текучести сотрудников, составляющий около четырех процентов.

Беспокойство вызывает то, что падение морального духа, спровоцированное уходом США, наряду с потенциальными трудностями с оплатой афганским войскам, приведет к еще большему сокращению.

Торек Фархади, бывший советник афганского правительства, говорит, что Кабул «полностью зависит от финансовой поддержки США в вопросах заработной платы и снабжения» своих войск.

— Соединенные Штаты продолжат [финансовую] поддержку афганских сил безопасности, хотя и в меньшем объеме, но в течение какого-то времени. Афганские ВВС больше зависят от поддержки со стороны подрядчиков в плане технического обслуживания их самолетов. Эта поддержка со стороны Соединенных Штатов также будет необходима в будущем, — сказал Фархади Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

Фархади говорит, что попытки Вашингтона заставить афганское правительство заключить мирное соглашение с талибами сделают армию более обороноспособной в «противостоянии иностранным террористическим группировкам [в Афганистане], таким как "Исламское государство" и другие».

Однако находящиеся в тупике мирные переговоры, которые ведутся в Катаре с сентября между Кабулом и движением «Талибан», а также участившиеся нападения боевиков вызывают сомнения в перспективах заключения какого-либо мирного соглашения.

Регулярные войска, известные как «Территориальные силы» Афганской национальной армии, 17 ноября 2019 года.
Регулярные войска, известные как «Территориальные силы» Афганской национальной армии, 17 ноября 2019 года.

СТАБИЛЬНОСТЬ И ЛОГИСТИКА

По мнению Каллахана, наиболее слабым звеном сил безопасности Афганистана, пожалуй, является их способность обеспечивать себя до тех пор, пока не будет достигнуто мирное соглашение между талибами и Кабулом.

«В афганском авиапарке очень мало самолетов, и способность поддерживать их [в исправном состоянии] практически равна нулю, особенно учитывая то, что США поставили вертолеты Black Hawk для замены ими Ми-17 [советского производства]», — говорит он.

«По сути, у них будет примерно равный году период, в течение которого все их самолеты перестанут летать, если США приостановят оказание помощи в плане технического обслуживания, обучения и всего остального, необходимого для управления вертолетом в Афганистане. У них там определенно очень большие проблемы», — говорит Каллахан.

Он добавляет, что плохое материально-техническое обеспечение и коррупция не позволяют доставить жизненно важные товары «туда, где они должны быть».

Каллахан прогнозирует, что из-за этих слабостей в весеннем наступлении движения «Талибан» в 2021 году боевики «будут упорно добиваться некоторых столиц провинций, которые они уже окружили, — таких мест, как Таринкот [в провинции Урузган], возможно, в Гильменде. Кундуз — неизменный фаворит на северо-востоке».

«Мы уже видели боевые действия в Бадахшане, что дает основания предполагать, что они могут планировать операции перед нападением на Кундуз», — говорит он.

Каллахан добавляет: «Сначала будут выявлены боевые слабости. Но настоящая проблема для афганских сил будет заключаться в перемещении — доставке туда боеприпасов, доставке туда людей».

Самолеты A-29 Super Tucano во время передачи от Resolute Support (RS) афганской армии в военном аэропорту в Кабуле. 17 сентября 2020 года.
Самолеты A-29 Super Tucano во время передачи от Resolute Support (RS) афганской армии в военном аэропорту в Кабуле. 17 сентября 2020 года.

ДИСКООРДИНАЦИЯ ДЕЙСТВИЙ

Тактическая координация между подразделениями афганских сил безопасности также проблематична.

В рядах министерства внутренних дел численность военизированной полиции возросла до 118 тысяч офицеров за последний год. В рамках программы были распущены местные подразделения афганской полиции, перейдя под командование министерства. Силы министерства обороны включают афганские силы специального назначения, территориальные силы Афганской национальной армии и Афганские военно-воздушные силы.

В настоящее время афганские военно-воздушные силы полагаются на платформы воздушной связи США и авиадиспетчеров США для координации непосредственной авиационной поддержки наземных войск Афганистана, ведущих боевые действия против талибов.

Это вызвало опасения по поводу будущей координации действий наземных и воздушных сил после ухода последних военных войск США и НАТО.

Конкретная численность войск для отдельных подразделений афганских сил засекречена правительством Кабула. Но считается, что элитные спецподразделения Афганистана состоят примерно из 20–30 тысяч солдат и входят в состав Крыла специальных миссий, Войск специального назначения, специальных подразделений полиции Главного командования и другие подразделения.

«Есть несколько сил специального назначения, и у них различные структуры командования и контроля. Не все из них будут находиться в ведении министерства [обороны]. Некоторые находятся в подчинении [министерства внутренних дел], Самым крупным является подразделение специального назначения. Это подразделение не только наиболее боеспособное, но и наиболее востребованное с точки зрения отвоевания территорий, захваченных "Талибаном", будь то городские или сельские… Их слишком часто используют», — объясняет Каллахан.

По словам Каллахана, подразделения специального назначения не должны быть «сдерживающим отрядом или легкой пехотой». «Не предполагается, что они будут находиться в полевых условиях неделями подряд или охранять контрольно-пропускные пункты. Однако именно таким образом они зачастую задействуются».

На деле, отмечает SIGAR, более года афганские спецназовцы ограничивались в основном оборонительными позициями, чтобы не допустить талибов в Кабул и столицы провинций.

Тем временем боевики движения «Талибан» расширили контролируемую ими территорию, захватив изолированные сельские контрольно-пропускные пункты — в некоторых случаях позволяя талибам окружать столицы провинций.

Афганские территориальные силы больше, чем силы специального назначения. Территориальные силы были обучены обеспечивать безопасность в менее кровопролитных зонах охраны и выполнять обязанности войск общего назначения.

«Проблема в том, что обычная Афганская национальная армия в целом имеет тенденцию группироваться в крупные гарнизоны. У нее оборонительная позиция и, следовательно, оборонительный настрой. И она, как правило, не проводит наступательные операции против "Талибана" в большом количестве», — говорит Каллахан.

«Но когда коммандос входят в такой город, как Кундуз, и очищают его от талибов, им нужен кто-то, кто придет и заменит их, чтобы они могли отдохнуть, переукомплектоваться, перевооружиться и затем отправиться на другую миссию… Как правило, они безвылазно сидят в течение нескольких недель во взятом обратно городе, таком как Кундуз, удерживая контрольно-пропускные пункты и проводя мелкие операции на окраинах, пытаясь ликвидировать "Талибан", чтобы они не вернулись и не взяли его... Это действительно создает эту дисфункциональную динамику, которую мы наблюдаем уже почти 10 лет, когда одно подразделение сил безопасности должно делать почти что всё», — говорит он.

«Это приводит к сильному износу и просто подрывает их возможности», — говорит Каллахан.

Рон Синовиц

В подготовке статьи участвовал корреспондент Афганской редакции Радио Свободная Европа / Радио Свобода Мустафа Сарвар.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии (7)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.

XS
SM
MD
LG