Ссылки для входа

Срочные новости

«Мы до сих пор не знаем, кто на самом деле виноват»: родители — о смерти сына-курсанта института ГКНБ


Хршимджон Сафаров

Хошимджон Сафаров, уроженец Зафарабадского раона, проучился в Высшем пограничном институте ГКНБ Таджикистана всего девять дней. Он скончался в августе 2018 года в одной из столичных больниц, куда его доставили из полигона Лохур: там курсанты-первокурсники находились на полевых сборах.

Абдурахмон Сафаров и Гулнора Бобоева, родители Хошимджона уверены, что виновники гибели их сына до сих пор находятся на свободе. В августе 2018 года после похорон сына они поехали в поисках справедливости в Душанбе. По словам родителей курсанта, они побывали во всех соответствующих организациях и учреждениях, но вопрос «Кем и почему быт убит Хошимджон?» так и остался без ответа.

Осенью 2020 года военный суд Душанинского гарнизона приговорил двух офицеров погранинститута к 6 и 8 годам колонии по делу об убийстве курсанта Сафарова. Офицеры попали под амнистию в честь 25-летия Конституции Таджикистана, суд сократил им сроки заключения на треть. Родители курсанта и адвокат заявили, что с приговором не согласны.

«Хошимджон говорил, что хочет стать «командиром»

Родители Хошимджона Сафарова живут с селе Хайробод Зафарабадского района Согдийской области. Семья, по словам Абдурахмона Сафарова, занимается земледелием и держит скот. Наша беседа с родителями погибшего курсанта состоялась в середине мая этого года.

Гулнора Бобоева
Гулнора Бобоева

"В 1996 году один из моих братьев во время службы в местечке Сагирдашт Дарвазского района пропал без вести, - рассказывает Гулнора Бобоева. – Тогда я обещала своей матери, что один из моих сыновей обязательно станет «командиром» и найдет могилу своего дяди. Из моих детей только Хошимджон согласился стать военным. Последние годы учебы в школе он стал усердно заниматься спортом».

Хошимҷон, по словам родителей, родился в 2000-м году весом в 5 кг. Рост у парня при поступлении в Высший пограничный институт ГКНБ Таджикистана был около двух метров. «Вступительные экзамены он сдал хорошо. 20 июля 2018 года после сдачи экзаменов приехал домой, а 29 июля уехал в Душанбе, сказав, что занятия начнутся с 1 августа. Спустя 5-6 дней он позвонил и сказал, что их – курсантов-первокурсников везут на полигон Лохур на полевые сборы», говорит мать Хошимджона.

Хошимджон Сафаров
Хошимджон Сафаров

Матери тяжело все это вспоминать: «В ночь на 9 августа я почувствовала, что моего сына избили. Через сутки позвонил он сам и сказал, что ему на сборах стало плохо – болит гордо, ноги подкашиваются. А еще через сутки Хошимджон опять позвонил и сообщил, что его госпитализировали».

В свидетельстве о смерти Хошимджона Сафарова написано, что он был избит 9 августа 2018 года.

Родители курсанта 13 августа навестили его в военном госпитале в Душанбе. "Мой сыночек за короткое время исхудал до неузнаваемости. На него было страшно смотреть», вспоминает Гулнора Бобоева.

Хошимджон Сафаров с14 по 16 августа находился в бессознательном состоянии в столичной инфекционной больнице, расположенной в махалле Зарафшан. "16 августа нам сообщили, что сына не стало. После проведения судмедэкспертизы тело перевезли в Зафарабад и похоронили. Не сбылась моя мечта, сын не стал «командиром», искать могилу моего брата уже некому», плачет мать курсанта.

«Из одного ведомства нас отправляли в другое»

Спустя неделю после похорон родители Хошимджона Софарова поехали в Душанбе искать справедливость. Они хотели внятного ответа на простые вопросы: Что случилось на полигоне? Если Хошимджон был избит, то кем? В чем он провинился?

Эти вопросы неутешные родители задавали врачам военного госпиталя, руководителям Пограничного института, представителям Генпрокуратуры, чиновникам хукумата города Душанбе и исполнительного аппарата президента Таджикистана, руководителям ГУ Погранвойск ГКНБ, следователям военного суда Душанбинского гарнизона и сотрудникам Верховного суда.

Родители курсанта Хошимджона Сафарова
Родители курсанта Хошимджона Сафарова

«В некоторых ведомствах мы ждали встречи с руководителями по 3-4 дня. Охранники говорили, что руководителей нет, приходите завтра. На следующий день то же самое. Обращались к нам грубо и высокомерно, но мы не хотели вернуться домой, не получив ответы на свои вопросы», - рассказывает Абдурахмон Сафаров.

Только в декабре 2018 года - спустя почти пять месяцев после смерти Хошимджона Сафарова военная прокуратура Душанбинского гарнизона возбудила уголовное дело по факту гибели курсанта. По словам Абдурахмона Сафарова, несмотря на то, что судмедэкспертиза подтвердила факт избиения, ответственные лица не спешили привлечь к ответственности виновников смерти его сына.

Что показала экспертиза? Что говорили обвиняемые?

"Согласно заключению судмедэкспертов, голова моего сына была разбита, горло травмировано. Колено правой ноги также получило серьезную травму. Мы не понимали: почему, несмотря на все это, расследование затягивается? Почему никто не ищет ответа на вопрос – кто и почему избил курсанта?» - возмущается Сафаров.

Спустя почти два года – в марте 2020 года в отношении офицеров-преподавателей Рамазона Абдурахимова и Джахонгира Давлатова было возбуждено уголовное дело по ч.3. ст. 391 УК Таджикистана - "злоупотребление властью или служебным положением, превышение должностных или служебных полномочий или бездействие власти, повлекшее по неосторожности смерть человека". В сентябре военный суд Душанбинского гарнизона признал офицеров виновными в гибели курсанта и приговорил Давлатова к шести и Абдурахимова к восьми годам тюремного заключения. В отношении виновных был применен акт об амнистии 2019 года и их сроки заключения сокращены на треть.

Во время судебного процесса адвокаты обвиняемых настаивали, что курсанта никто не избивал, он скончался от болезни. Судья отметил, что хотя и оба обвиняемых не признали свою вину, на основании материалов дела и имеющихся доказательств, их вина полностью доказана.

«Мы заявили, что не согласны с приговором. Почему они жестоко избили нашего сына? Ответа на этот вопрос мы до сих пор не получили. Уголовное дело должны были расследовать по статье о пытках, которая предусматривает более суровое наказание. Именно поэтому мы подали кассационную жалобу в вышестоящий судебный орган», говорит отец курсанта.

Мы спросили у Абдурахмона Сафарова: почему он так упорно ищет справедливости? «Это зов совести. Если сегодня жестоко избили моего сына, то завтра могут убить другого молодого человека. Третий год мы ездим из Зафарабада в Душанбе и обратно, четыре дня дома, четырнадцать дней в столице, неделя дома, месяц в Душанбе. За это время мы потратили все свои сбережения на дорогу, гостиницу и другие расходы, взяли в долг у знакомых более 250 тыс. сомони. И все это ради того, чтобы найти истинных виновников смерти сына и привлечь их к ответственности», сказал отец курсанта.

Смотреть комментарии (3)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.

XS
SM
MD
LG