Ссылки для входа

Срочные новости

«Стратегическая ловушка» для Китая? Пекин готовится к новой эре в Южной Азии после прихода талибов к власти


Пакистанский военный в порту Гвадар на фоне готовящегося к отплытию груженого китайского контейнеровоза

Влияние Пекина в Южной Азии растет, но интересы Китая также сталкиваются с новой волной сопротивления.

Менее чем через неделю после того, как талибы захватили Кабул и свергли правительство в Афганистане, террорист-смертник атаковал китайский транспорт в пакистанском портовом городе Гвадар.

Хотя эти два инцидента разделяли более чем 1 600 километров, они свидетельствуют о явлении, которое многие аналитики называют новой эрой угроз безопасности для Китая во всем регионе, и они могут усугубиться с растущей нестабильностью в Афганистане.

Ответственность за атаку 20 августа в Гвадаре взяла на себя «Армия освобождения Белуджистана» (АОБ). Это третье нападение на китайцев в Пакистане за два месяца.

Сообщения о масштабах атаки разнятся: АОБ утверждала, что были убиты шесть китайских рабочих и три охранника, в то время как китайские и пакистанские официальные лица настаивали на том, что был ранен один гражданин Китая и погибли двое детей. Но в целом это нападение свидетельствует об эскалации ситуации, когда китайский персонал всё чаще оказывается под прицелом пакистанских боевиков.

Похороны жертв террористической атаки на порт Гвадар. 20 августа 2021 года
Похороны жертв террористической атаки на порт Гвадар. 20 августа 2021 года

После захвата Афганистана талибами 15 августа государственные СМИ и официальные лица Китая торжествовали, радуясь удару по авторитету Вашингтона, нанесенному хаотичной эвакуацией людей из Кабула и стремительным падением поддерживаемого США правительства.

Китай наладил прагматичные рабочие отношения с «Талибаном», при этом Пекин обещает группировке боевиков экономическую и другую поддержку в обмен их внимание к вопросам, касающимся безопасности Китая, в частности отказов в убежище для любых групп уйгурских боевиков в Афганистане.

«Пекин не сомневается в [необходимости] налаживания более тесных отношений с "Талибаном" и готов заявить о себе как о самом влиятельном внешнем игроке в Афганистане, который сейчас практически брошен Соединенными Штатами», — заявил 20 августа изданию New York Times Чжоу Бо, бывший старший полковник Народно-освободительной армии Китая.

Но несмотря на эту уверенность, которую пытается проецировать на публике Пекин, многие аналитики видят растущее беспокойство по поводу волны неопределенности, охватывающей регион, — от усиления терроризма до протестов против китайских проектов — которая потенциально может подорвать стратегические интересы Китая в Пакистане, где ширится «Китайско-пакистанский экономический коридор», массивный комплекс инфраструктурных и инвестиционных сделок.

«Китай теперь рассматривает всё это в связке и как часть более неблагоприятного сдвига в контексте Пакистана и Афганистана», — считает Эндрю Смолл, сотрудник Германского фонда Маршалла и автор книги «Ось Китай — Пакистан».

НОВЫЙ ВИТОК

В центре этих опасений — участившиеся в последнее время нападения на китайцев в Пакистане.

14 июля был взорван автобус, перевозивший китайских рабочих на севере Пакистана, в результате погибли 13 человек, в том числе девять граждан Китая. Пакистанские власти возлагают ответственность на группировку «Техрик-и Талибан Пакистан» (ТТП) и утверждают, что атака была спланирована внутри Афганистана.

За этим последовало еще одно нападение на китайских рабочих в Карачи 28 июля, а в апреле посол Китая в Пакистане чудом избежал теракта в отеле в Кветте, где остановилась его делегация.

Китай становился объектом нападений пакистанских боевиков и раньше: АОБ организовала масштабную атаку на китайское консульство в Карачи в 2018 году. Но недавняя волна инцидентов знаменует собой новую тенденцию, говорит Абдул Басит, эксперт по повстанческим группировкам в Южной Азии из Наньянского технологического университета в Сингапуре.

«Будущее Китая находится в Южной Азии, но в настоящее время там наметилась масштабная нестабильность, — считает Басит. — Основная причина, по которой китайцы становятся мишенями, в том, что это эффективный способ создать проблемы для Пакистана, но участившиеся нападения также указывают на более благоприятную среду для действий группировок».

В то время как Пекин по-прежнему зациклен на «Туркестанской исламской партии» (ТИП) — уйгурской группировке, которую Пекин обвиняет в беспорядках в своей западной провинции Синьцзян и которую называет именем, под которым была известна предшествовавшая ТИП группа — «Исламское движение Восточного Туркестана». Между тем такие группировки, как «Аль-Каида» и «Исламское государство в Хорасане» (ИГ-К), также могут представлять угрозу для Китая в будущем.

«Атаки — это проблема, но если смотреть на общую картину, то они мелкие по масштабу, — считает Басит. — Главный вопрос в том, как Китай решит на всё это отреагировать».

Пекин потребовал от властей Пакистана улучшить защиту китайских граждан после серии атак, обвинив во всем низкий уровень безопасности в стране.

Взаимодействие Китая с «Талибаном» в значительной степени мотивировано попытками предотвратить и сдержать аналогичные угрозы в Афганистане, хотя еще неизвестно, намерен ли и способен ли на эти действия «Талибан».

«Из этого региона исходит многогранная угроза, — говорит Басит. — Вакуум безопасности в Афганистане после ухода США приносит пользу Китаю, но это может продлиться недолго».

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Проблема не только в активизации боевиков в Пакистане. «Китайско-пакистанский экономический коридор» — флагман масштабной инициативы Пекина «Один пояс — один путь» — также сталкивается со сложностями и негативной реакцией в Пакистане.

Министр общественной безопасности Китая Чжао Кэчжи провел 24 августа 2021 года онлайн-встречу с Моэдом Юсуфом, советником премьер-министра Пакистана по вопросам национальной безопасности, чтобы обсудить угрозы безопасности
Министр общественной безопасности Китая Чжао Кэчжи провел 24 августа 2021 года онлайн-встречу с Моэдом Юсуфом, советником премьер-министра Пакистана по вопросам национальной безопасности, чтобы обсудить угрозы безопасности

В конце августа в Гвадаре вспыхнули протесты против острой нехватки воды и электричества, протестующие перекрыли дороги в городе и жгли шины. За этим последовали демонстрации местных рыбаков и других местных рабочих, которые заявили, что их существованию угрожают китайские траулеры, незаконно ловящие рыбу в близлежащих водах, сообщает Афганская редакция Азаттыка.

Порт в Гвадаре является стратегическим элементом «Китайско-пакистанского экономического коридора»: Исламабад сдал его в аренду поддерживаемой Китаем транснациональной корпорации на 40 лет.

В июле Пакистан задержал пять китайских траулеров, заподозренных в незаконном промысле недалеко от порта Гвадар. Китайские власти отрицали, что задержанные шхуны рыбачили незаконно, и утверждали, что корабли укрывались от шторма.

В конце июля — начале августа китайские официальные лица отправили 26 контейнеров с морепродуктами и 12 контейнеров с рисом обратно в Пакистан, официально потому, что продукция была заражена коронавирусом. Но несколько пакистанских экспортеров заявили Афганской редакции Азаттыка, что эта акция была ответом Исламабаду на задержание траулеров.

Белуджистан, регион, в котором расположен Гвадар, является наиболее неразвитым районом Пакистана и центром имеющих давнюю историю восстаний против Исламабада, возглавляемых АОБ. Гвадар не подключен к национальной электросети, а нехватку воды усугубили проблемы с близлежащей плотиной.

Но даже несмотря на то, что Китай не был виноват в водных и энергетических проблемах Белуджистана, широкое присутствие этой страны в Пакистане и регионе спровоцировало беспорядки и рост антикитайских настроений.

Хотя эти события подчеркивают растущее недовольство Китаем на местах в некоторых областях, внимание Пекина по-прежнему приковано к Афганистану и рискам, связанным с ростом активности боевиков в регионе.

«Пекин должен проявлять осторожность, чтобы не увязнуть в Афганистане и регионе в целом, который считается стратегической ловушкой, — говорит Смолл. — На данный момент цель Китая — минимизировать риски, а не решать проблемы».

Рид Стэндиш. Казахская служба РСЕ/РС

Смотреть комментарии (1)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.

XS
SM
MD
LG