Ссылки для входа

Срочные новости

Повлияют ли казахстанские события на внутреннюю политику Душанбе?


Эмомали Рахмон и Нурсултан Назарбаев

Казахстанская модель управления, которая очень схожа с таджикистанской, переживает не лучшие времена.

Эксперты отмечают, что несмотря на исход событий в Казахстане, уже задуманного транзита власти вряд ли стоит ожидать.

Скажется ли это испытание казахстанской элиты на официальном Душанбе? Стоит ли ожидать изменений во внутренней политике?

По мере стабилизации внутренней обстановки в Казахстане, приближенные первого президента и Лидера нации Нурсултана Назарбаева похоже начинают терять позиции. Среди них председатель КНБ Карим Масимов, арестованный за «госизмену», первый заместитель председателя КНБ и племянник Назарбаева Самат Абиш, руководитель национальной компании «КазтрансОйл», зять Назарбаева Димаш Досанов, председатель правления национальной компании «Казахгаз» и муж Дариги Назарбаевой Кайрат Шарипбаев. Лица, которые все эти годы пользовались колоссальным влиянием среди политической верхушки Казахстана и считались богатейшими людьми, с активами в сотни миллионов долларов.

Эксперты связывают эти громкие отставки с внутриэлитной борьбой между «Лидером казахской нации» Нурсултаном Назарбаевым и его ставленником, президентом этой страны Касым-Жомартом Токаевым.

Назарбаева обвиняют в монополизации власти и присвоении всех доходных отраслей экономики
Назарбаева обвиняют в монополизации власти и присвоении всех доходных отраслей экономики

Наблюдатели полагают, что модель транзита власти, которая формировалась Нурсултаном Назарбаевым и начала реализовываться последние несколько лет, оказалась неудачной.

Уроки Нур-Султана

Политический режим в Душанбе схож с режимом Нурсултана Назарбаева как с точки зрения транзитной модели, так и в плане ориентированности на ближайших родственников. Исполнительная власть в Таджикистане представлена ближайшими родственниками президента Эмомали Рахмона, а его зятья числятся в числе основных монополистов в экономике республики.

По словам аналитиков, изменения в Казахстане могут повлиять и на Таджикистан, но степень влияния будет зависеть от того, чем закончатся эти события.

Парвиз Муллоджанов
Парвиз Муллоджанов

Независимый политолог Парвиз Муллоджанов отмечает, что цветные революции всегда влияли на политические программы и стратегические планы развития и страны СНГ здесь не являются исключением. «Опыт Казахстана безусловно анализируется, но мы не знаем в какой степени это может повлиять. Может в некоторых странах будут осторожнее в вопросах повышения цен и будут чаще оглядываться на общественное мнение», - полагает эксперт.

Повышение цен на сжиженный газ в начале года привело к протестам на западе Казахстана, которые в итоге переросли в вооруженное противостояние с силовиками в городе Алматы. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал это нападение террористов на Казахстан. Однако независимые эксперты связывают это с борьбой между Токаевым и окружением его предшественника и патрона Нурсултана Назарбаева.

После нескольких дней хаоса, в результате которого погибли по меньшей мере 225 человек и более 10 тысяч были задержаны, Токаев оказался основным политическим бенефициаром, существенно оттеснив приближенных Назарбаева.

Изменения маловероятны

Таджикский журналист Марат Мамадшоев сомневается, что изменения в Казахстане могут существенно повлиять на внутреннюю политику в Таджикистане.

Марат Мамадшоев
Марат Мамадшоев

«Может в чем-то еще будет ожесточение, но сложно сказать, что еще можно ожесточить. В Казахстане, например, ясно, что гражданское общество не сыграло ключевой роли в этой «попытке переворота» в отличие от структур государства. В этом плане, возможны какие-то разборки внутри системы службы безопасности и других структур. А так, у любой власти всегда есть убежденность, что ее политика лучше, чем у той, которая пала», - говорит Мамадшоев. По его мнению, чтобы изменить ситуацию, необходимы финансовые вливания, но таких источников у власти нет.

Российский эксперт по странам Центральной Азии Алексей Дундич отмечает, что именно политическая двойственность в Казахстане способствовала радикализации протеста, чего не наблюдается в Таджикистане. “В Таджикистане смены элит не происходило, у власти с 1990-х Эмомали Рахмон. С другой стороны, исламский фактор в Таджикистане, конечно, намного более весом, чем в Казахстане. Причины его влияния уходят корнями вглубь гражданского противостояния 1990-х. Да и таджикистанцы, получившие посты в структурах талибов в Афганистане, вызывают справедливые опасения руководства, что заставляет его оперативно реагировать на потенциальные кризисы. Сдерживающую роль играет фактор исторической памяти. Таджики, пережившие ужасы войны, более привержены принципу “security first”, чем жители Казахстана, который привыкли считать оплотом стабильности в регионе. Экономическая ситуация в Таджикистане хуже, но она привычна, поскольку лучше и не было. Население ищет выход в трудовой миграции, что снижает конфликтогенность. Представляется, что при сохранении существующей политической системы повторения казахстанского сценария в Таджикистане не будет. Однако в процессе передачи власти от нынешнего президента следующему, которая неизбежно произойдет, ситуация может развиваться по еще более опасной траектории”, - полагает собеседник Радио Озоди.

Алматы после беспорядков. 11 января 2022
Алматы после беспорядков. 11 января 2022

Схожие модели

Существующий закон «Об основоположнике мира и национального единства - Лидере Нации» Душанбе принял в 2016 году, через шесть лет после того, как аналогичный законопроект был принят парламентом Казахстана. Закон предоставляет пожизненный иммунитет и право баллотироваться на должность президента нынешнему главе государства Эмомали Рахмону. Принятие этого закона дало основание экспертам полагать, что политический режим Эмомали Рахмона будет ориентироваться на Казахстан, где помимо президента существует должность Главы совета безопасности, которую пожизненно возглавляет Елбасы (Лидер нации).

Андрей Казанцев
Андрей Казанцев

Российский политолог Андрей Казанцев в одном из интервью Радио Озоди отметил, что в Казахстане легитимизирующей идеей являются достижения Назарбаева. Казахстан был председателем Совета безопасности, инициатором ЕАЭС, председателем в ОБСЕ, был посредником в конфликте между Россией и Турцией, проводил “Астанинский процесс”. В Таджикистане, по его словам, экономическое положение остается тяжелым, а легитимизация режима до сих пор связана с восстановлением мира.

Существенным отличием таджикского транзита от казахского заключается, в том, что в Таджикистане преемником “трона” является кровный наследник главы государства, что возможно исключает конфликт двоевластия.

Вместе с тем, с момента окончания гражданской войны в республике прошло четверть века. Время, которое может ослабить не только историческую память о гражданском противостоянии, но и имидж “миротворца”, который все это время легитимизировал президента Таджикистана.

Протесты начались на западе Казахстана 2 января с резкого скачка цен на сжиженный газ и перекинулись на другие регионы. Демонстрации вылились в вспышку насилия, худшую за 30 лет независимости. Сотни людей штурмовали правительственные здания, подожгли некоторые из них, грабили торговые точки и предприятия сферы обслуживания, поджигали и переворачивали автомобили. Особенно пострадал Алматы, крупнейший город страны. Президент Касым-Жомарт Токаев ввел режим чрезвычайного положения и отдал силовикам приказ «стрелять на поражение без предупреждения». Он сказал о предотвращенной попытке государственного переворота, но не назвал имен и фамилий замышлявших путч.

Смотреть комментарии (8)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG