Ссылки для входа

Срочные новости

Бегство от трудных вопросов? Как прошел день "13 пресс-конференций"? ВИДЕО


Для таджикских журналистов 2 февраля выдался непростым – в этот день власти решили провести 13 пресс-конференций ключевых министерств и ведомств.

Некоторые пользователи социальных сетей сравнили таджикских журналистов с «человеком-пауком», который должен был пройти через все трудности и вовремя, но не смог.

"Были вынуждены не пойти на некоторые пресс-конференции"

Муллораджаб Юсуфи, журналист Радио Озоди в Душанбе, в тот день участвовал на трех пресс-конференциях, но пропустил несколько других. «В одно и то же время состоялись пресс-конференции в 5 важных структурах. Пришлось некоторые пропустить. Другого выбора не было», - говорит он.

13 пресс-конференций в день: испытание для журналистов
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00

Для Алишера Зарифи, его коллеги, 2 февраля стал Днем бега. Он был одним из немногих журналистов, присутствовавших на встрече с генеральным прокурором Юсуфом Рахмоном. «В это же время начались пресс-конференции в других структурах. В генпрокуратуре было мало журналистов. Встреча длилась всего 14-15 минут, вопросы были заданы только двумя СМИ», - сказал он.

У журналистов не было возможности вести прямой эфир с пресс-конференции Генпрокуратуры. Мобильные телефоны не работали, чтобы журналисты могли быстро отправлять новости в редакцию. Журналисты назвали новый метод проведения пресс-конференций «бегством министров» от «трудных» вопросов.

Встречные вопросы

Некоторые министры и главы ведомств вместо ответов на заданные вопросы «нападали» на журналистов. На пресс-конференции министра внутренних дел Рамазона Рахимзода диалог о событиях в Хороге звучал так:

  • Министр: Кто подал жалобу, назови имя? Скажи его имя, давай.
  • Журналист: В видео есть.
  • Министр: Давай, покажи, посмотрю, кто это.
  • Журналист: Адвокат сказал.
  • Министр: Пожалуйста! Кто адвокат? Это неправда, не выдумывай, а если правда – то покажи.
  • Журналист: Все видели (это видео), господин министр.

Подобную картину можно было наблюдать и на пресс-конференции Шермухаммада Шохиёна, председателя Верховного суда Таджикистана. Журналисты пожаловались на закрытость судов, и в ответ услышали следующее:

  • Председатель ВС: Вы же не приходили в Верховный суд.
  • Журналист: Суд города Душанбе находится в непосредственном подчинении Верховного суда.
  • Председатель ВС: Да, в подчинении, но сейчас вы задаете вопрос таким образом, как будто вы пришли в Верховный суд, а мы не дали разрешения.

Зачитывание отчета в течение 40 минут

Спешивших попасть на другие пресс-конференции журналистов возмущал тот факт, что некоторые министры, в частности глава МИД, в течение 40 минут зачитывали свой годовой отчет.

Иршод Сулаймони, редактор таджикского сайта «Азия-Плюс», сказал: «Министерство иностранных дел, важное ведомство, ввело ограничение для журналистов – не более одного вопроса. Некоторые журналисты не успели задать свои вопросы, а министр удалился. Надеюсь, в будущем этого не повторится».

Журналисты в регионах страны столкнулись с такой же проблемой. Они попросили дать ответы на вопросы по существу, на что директор управления антикоррупционного агентства в Кулябе Джамшеда Гулахмадзода сказал: «Я должен подробно ответить на заданные тобой же вопросы. У тебя самого вопрос не является конкретным. Я должен отчитаться о 17 дехканских хозяйствах? Задавайте конкретные вопросы».

В свою очередь, Гулахмадзода посетовал на отсутствие взаимодействия между журналистами и чиновниками. «У тебя, как представителя СМИ, столько информации, но ты не пришел, не сказал, что вон тот получил или требует взятку. Вот это было бы сотрудничество. У кого-то из вас сына хотели забрать в армию, сразу везде начали трубить про это. А что, сын журналиста не должен служить?».

"Это было неправильно"

Получив график пресс-конференций, журналисты просили власти изменить расписание встреч. Но этого не произошло, и 2 февраля представителям СМИ пришлось разрываться между 13 пресс-конференциями, состоявшихся какие-то в одно и то же время, какие-то друг за другом в течение 4 часов. Журналисты расценили это решение как своеобразное давление на СМИ.

По словам Иршода Сулаймони, «в один день провести пресс-конференции 13 очень важных министерств и ведомств было очень неправильно». «И это несмотря на то, что в Таджикистане не так много СМИ и они не имеют больших штатов. Мне кажется, это было сделано преднамеренно. Власти хотели, чтобы журналисты задавали меньше вопросов и получали меньше ответов».

В условиях проблемы с доступом к информации от государственных органов, важным средством получения информации в Таджикистане считаются пресс-конференции, которые проводятся раз в полгода. По мнению журналистов, эта уникальная и хорошая практика на территории постсоветских стран в последнее время превратилась в некую формальность.

Власти неоднократно отвергали критику по поводу методов проведения пресс-конференций, заявляя, что на этих встречах они дают точные ответы на вопросы журналистов. В то же время некоторые учреждения критикуют журналистов за то, что они посещают встречи без подготовки. Но критики говорят, что такая практика — пустая трата времени для властей и журналистов.

Смотреть комментарии (7)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG