Ссылки для входа

Срочные новости

Инвестиции, безопасность, торговля... Как за десять лет сблизились Пекин и Душанбе


Эмомали Рахмон и Си Цзиньпин

10 лет назад, 8 июня 2012 года, в ходе визита Эмомали Рахмона в Пекин, Китай пообещал увеличить инвестиции в экономику Таджикистана до одного миллиарда долларов. С тех пор в отношениях двух стран наблюдается беспрецедентное сближение, часто вызывающее тревогу независимых экспертов.

Июньский визит Эмомали Рахмона в Пекин в 2012 году запомнился подписанием десяти межгосударственных соглашений. Китай взял на себя обязательство построить в Душанбе ТЭЦ, в Шахритуском районе совместно с ТАЛКО возвести цементный завод, который в год будет производить до 3 млн тонн цемента и другую инфраструктуру.

По истечению десяти лет с подписания документов в Таджикистане почти не осталось отрасли, где не присутствовал бы Китай. За годы сотрудничества объем китайских инвестиций в Таджикистан превысил 3 млрд долларов, а внешний долг Душанбе перед Пекином составил 1 млрд 123 млн долларов.

От инфраструктуры до сельского хозяйства

Активизация сотрудничества началась с реализации крупных инфраструктурных проектов на территории Таджикистана, связанных со строительством автомобильных дорог, тоннелей, подстанций и линии электропередач, а также таких стратегических объектов как здания парламента и правительства.

Крупные китайские компании за счет китайских кредитов реабилитировали такие участки дорог как Душанбе-Чанак (410 км), Душанбе-Вахдат-Дангара-Куляб, Душанбе-Турсунзаде, тоннели «Шахристан», «Дусти», «Хатлон», «Озоди», протокольные трассы в Душанбе, тоннели и мосты ЖД Душанбе-Вахдат-Яван-Курган-Тюбе, автодорогу Душанбе-Рашт-Джиргаталь, Айни-Пенджикент и т.д.

Крупная китайская компания ТВЕА построила ЛЭП «Юг-Север» и ЛЭП «Хатлон-Лолазор», построила ТЭЦ Душанбе, взамен получила лицензию на разработку рудников «Дуоба» и «Верхний Кумарг» в Айнинском районе.

Десятки китайских предприятий занимаются разработкой месторождений. Крупнейшие среди них Zijin Mining, владеющий контрольным пакетом акаций СП “Зарафшон”, “Пакрут”, принадлежащий компании China Nonferrous Gold Limited, «Якджилва», находящийся в руках «Каши Синюй Дади Майнинг Инвестмент Лимитед» и т.д.

Присутствие китайских компаний заметно и в сельскохозяйственной отрасли. Особенно в Хатлонской области, где такие компании как «Синзян инхай» и «Хай Ли» получили сотни гектаров земли на 50 лет и развивают фермерские хозяйства.

В целом, более 300 китайских фирм и организаций вкладывают инвестиции в экономику Таджикистана и прежде всего в добычу полезных ископаемых, как золото и уголь, в химическую промышленность, производство цемента, электроэнергии, сельское хозяйство, текстильную промышленность и другие отрасли.

Особенности сотрудничества

Китайские кредиты выделяются на льготных условиях под 2-3 процента годовых сроком более 20 лет. Однако, как правило, условием их получения является то, что проекты должны реализовать китайские же компании.

Кроме того, эксперты выделяют схему, при которой Пекин предлагает инвестиции взамен на доступ к тем или иным полезным ископаемым. Именно по такой схеме китайская компания ТВЕА, построившая душанбинскую ТЭЦ, получила доступ к месторождениям золота «Дуоба» и «Верхний Кумарг» в Айнинском районе. Однако подробности этой сделки, как и других, остаются недоступны общественности.

«Больше всего подозрений вызывает то, что все контракты с китайской стороной засекречены. Это наталкивает на самые разные мысли, поскольку есть прецеденты в Шри-Ланке и африканских странах, где в контрактах указано, что, если кредит не погашается, Китай получает доступ к разным объектам народного хозяйства», - говорит независимый таджикский политолог на условиях анонимности. Эксперт указывает и на увеличивающийся уровень государственного долга перед Пекином, что в будущем может повысить в еще большей степени зависимость Таджикистана от Китая.

По информации Минфина Таджикистана, на Китай приходится более трети (почти 34 процента) внешнего долга Таджикистана - 1,39 млрд долларов США.

Министр финансов Таджикистана Файзиддин Каххорзода заявил на пресс-конференции 2 февраля 2022 года, что пока Душанбе не имеет действующих кредитов с Китаем. Однако он не исключил возможности того, что страна может снова взять кредит у Китая или у других государств в случае необходимости.

Активность в сфере безопасности

Относительно новым полем для сотрудничества Душанбе и Пекина стала и сфера безопасности, обеспечение которой ранее было прерогативой Москвы. Однако со временем Китай начал инвестировать в сектор безопасности Таджикистана. Были построены четыре пограничные заставы и учебный центр на линии таджикско-афганской границы, в Душанбе был построен Дом офицеров на китайские средства, а в ноябре 2019 года был торжественно открыт Центр по борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

Более того, Китай, по разным сведениям, имеет базу в Ваханской долине Бадахшана, наличие которой официально продолжает скрывать.

В докладе Пентагона Конгрессу США от 1 сентября 2020 года отмечалось, что «Китай стремится создать более развитую инфраструктуру баз и логистику за пределами своих границ, что позволит Народно-освободительной армии Китая проецировать и поддерживать военную мощь на больших расстояниях». Таджикистан упоминался в качестве одной из 12 стран, которые НОАК рассматривал как вариант. Официально Народно-освободительная армия Китая имеет только одну базу за пределами своих границ – в Джибути.

Взгляды из Душанбе

В правительстве Таджикистана Китай называют «надежным партнером». Например, в интервью Радио Озоди в 2017 году бывший в то время директором Центра стратегических исследований Худойберды Холикназаров сказал, что “Китай всегда остается верен данным обещаниям. Все соглашения, которые подписываются между странами, содействуют развитию нашего государства, а со стороны Китая принимаются все меры для их исполнения… ”.

Таджикский аналитик Азиз Нуруллоев полагает, что чем больше в Таджикистане набирает обороты автократический режим, тем больше придется иметь дело с Китаем. «Развивать отношения с Западом будет все сложнее из-за отката от всех демократических норм, Россия все больше теряет потенциал по причине войны с Украиной и западных санкций. Главным патроном Душанбе фактически уже стал Пекин. Но что из этого выйдет, покажет время», - полагает наш собеседник.

XS
SM
MD
LG