Ссылки для входа

Срочные новости

"Мам, меня все здесь достало уже". Прокуратура начала расследование смерти солдата в Хуросоне


Тохир Муминов

Прокуратура Хатлонской области приступила к расследованию смерти военнослужащего в Хуросонском районе, который, по версии его командиров, покончил жизнь самоубийством.

Версия, в которую не верит мать Тохира Муминова, военнослужащего ВДВ, и поэтому она обратилась в прокуратуру с просьбой расследовать смерть ее сына и привлечь к ответственности виновных.

Жительница кишлака Галлаобод Хуросонского района Шодигул Муминова 8 октября сообщила Радио Озоди, что не верит версии командования воинской части о самоубийстве ее 22-летнего сына и хочет докопаться до истины – кто убил ее сына, а если он и покончил жизнь самоубийством, то кто довел его до такого состояния?

Офицеры воинской части, принявшие участие в похоронах солдата на его малой родине, сообщили его матери и другим родственникам, что якобы «их сын повесился на ремне внутри военного вертолета».

Шодигул Муминова не верит в эти утверждения и объяснила Радио Озоди причины своего недоверия следующим образом: «Где был дежурный в тот день, когда произошло это ЧП, а он ничего не знал? Возможно, моего сына убили, а потом повесили, вот что мне подсказывает сердце. Поскольку мой сын всегда жаловался, говорил "мам, меня здесь постоянно притесняют, уже достало все это".

Безответные вопросы матери

Мать Тохира Муминова задается и другими вопросами, на которые она хочет получить конкретные ответы от правоохранительных органов и прокуратуры. «Он якобы повесился внутри старого военного вертолета, который предназначался только для учений. Высота салона вертолета равна росту человека, поэтому человек не может там повеситься. Когда я пошла и сама задала эти вопросы, солдаты только переглянулись, и никто слова не вымолвил», - говорит она.

В военной прокуратуре Хатлонской области сообщили Радио Озоди, что по факту гибели Тохира Муминова начато расследование. Другие официальные структуры пока ничего о смерти Тохира Муминова не сообщили, но представитель хукумата Хуросонского района, присутствовавший на похоронах солдата, сообщил Радио Озоди 7 октября: «В день похорон сказали, что солдат покончил жизнь самоубийством». Отец солдата на похоронах не присутствовал из-за того, что находится в трудовой миграции в России.

По словам матери, жизнь ее сына оборвалась 25 сентября. Она рассказала, что незадолго до трагедии сыну дали отпуск на несколько дней и он приехал домой. «22 сентября он вернулся в воинскую часть для продолжения службы, а 25 сентября привезли его тело», - сказала она.

По словам родных, Тохир учился в Аграрном университете Таджикистана на четвертом курсе, но из-за искривления ног перевелся на заочное отделение. Шодигул Муминова сказала, что, несмотря на физический недостаток, его сына забрали на военную службу: «Они забрали его вот так просто, без повестки из военкомата. Мой сын нервничал, он не выносил многолюдных мест. Я сказала о его болезни, но меня никто не слушал. В воинской части даже признали, что у него искривление конечностей».

Источник в военной прокуратуре Хатлонской области на анонимных условиях сообщил, что расследование гибели военнослужащего продолжается: «Следствие продолжается девятый день. Нужно провести много экспертиз. Мы должны принять справедливое решение, поскольку это тоже чей-то сын».

Сотни человек привлечены к ответственности

Гибель таджикских солдат в рядах вооруженных сил не является чем-то новым. В прошлом также имели место самоубийства солдат или их гибель в результате различных происшествий и конфликтов в части. Жестокое обращение с солдатами считается одной из главных причин трагедий в армии.

Власти каждый раз связывают смерть солдат с их болезнями или говорят, что это был несчастный случай. Редко кто из власть имущих соглашается с тем, что должны быть наказаны должностные лица воинской части или командиры. Хотя и Генеральная прокуратура Таджикистана в недавнем отчете сообщила, что за последние три года к уголовной ответственности привлечено 639 должностных лиц, укрывавших преступления в воинских частях. За последние пять лет раскрыто 182 преступления, в которых были замешаны сами офицеры и прапорщики, которые избивали своих подчиненных.

Мать Тохира Муминова говорит, что ее сын также жаловался на поведение некоторых офицеров, которые жестоко обращались с ним, оскорбляли его или били. Правозащитники говорят, что так как такие трагедии наносят репутационный ущерб воинской службе, во многих случаях истинные причины гибели солдат скрывают, и именно по этой причине родители не верят официальному объяснению смерти своего сына. Сейчас Шодигул Муминова говорит, что ее единственная ошибка заключалась в том, что, несмотря на жалобы сына, она не сообщила о неправомерном поведении его командиров вышестоящему руководству:

"Я знаю, мой сын не обманывал меня, когда говорил, что его там бьют. Мой сын рассказал мне тогда, что какой-то офицер сильно ударил его в область сердца. У нас не бьют, говорят, а ведь на самом деле так и есть. Пусть знает президент, что такие люди не должны работать, они должны быть привлечены к ответственности".

Форум

XS
SM
MD
LG