Ссылки для входа

Срочные новости

Таджикско-кыргызский приграничный конфликт: почему нет ответственных?


Родственники одной из жертв приграничного конфликта. Исфара, сентябрь 2022

Спустя месяц после вооруженного конфликта на таджикско-кыргызской границе руководство Таджикистана официально до сих пор не прокомментировало эти события.

В общественной повестке так и не появились вопросы о том, кто несет ответственность за гибель сотни граждан страны.

Через месяц после трехдневного вооруженного конфликта на границе Таджикистана и Кыргызстана Бишкек и Душанбе вновь обвиняют друг друга в нарушении достигнутых договоренностей и милитаризации приграничной зоны. Официальные заявления двух сторон становятся более агрессивными, чем когда-либо, что заставляет предположить, что конфликт еще до конца не заморожен.

На этом фоне очень заметна противоположная реальность в обществах двух стран. В Кыргызстане за последний месяц было опубликовано несколько интервью с участием президента этой страны Садыра Жапарова, который высказался о ситуации на границе с Таджикистаном, проходили закрытые и открытые слушания в парламенте с участием главы ГКНБ Камчыбека Ташыева, транслировалась пресс-конференции председателя Совета безопасности этой страны и министра обороны и т.д. Вместе с тем, в независимых СМИ периодически звучит критика в отношении властей этой страны, которых считают ответственными за гибель населения.

В Таджикистане через некоторое время после пограничного конфликта, патриотические лозунги заменили собой полную тишину в обществе. Глава государства Эмомали Рахмон так и не высказался о ситуации на границе и не выразил соболезнования семьям погибших в конфликте. За него это сделали региональные чиновники, а заявления относительно ситуации на границе не поднялись выше уровня таджикского МИДа и погранслужбы.

В экспертном и журналистском сообществах слышатся рассуждения о проигранной информационной войне Кыргызстану. Однако почти отсутствует постановка вопроса о том, кто виноват в сложившейся ситуации и почему никто не понес ответственность.

Информационная война. Игра в одни ворота

Глава НАНСМИТ Нуриддин Каршибоев во время ток-шоу, организованном «Азия-плюс», отметил, что выигрыш или проигрыш в информационной войне являются относительными категориями. «Главной причиной было то, что таджикские журналисты не имели доступа к официальной информации. К сожалению, каждый год это повторяется, когда в разных частях республики ситуация усугубляется, ответственные лица в соответствующих органах власти закрываются от всех», - отмечает Каршибоев.

Оппозиционный политик Шарофидин Гадоев говорит, что самый главный промах таджикских властей - допущение одних и тех же ошибок. «Тридцать лет власти Таджикистана продолжают репрессии в отношении журналистов и активистов гражданского общества. Во время конфликтов особо становится заметно, что их место остается пустым», - отмечает Гадоев.

За последние три месяца в Таджикистане арестовано семь блогеров и журналистов. Среди них Абдулло Гурбати, приговоренный к 7,5 лет лишения свободы, Далер Имомали, получивший 10 лет колонии, Махмадсултон Мавлоназаров, осужденный на 7 лет, Улфатхоним Мамадшоева, Хушом Гулям, Комёр Мирзоев и другие.

В рейтинге стран по уровню свободы слова, составленном "Репортерами без границ" за 2021 год, Таджикистан занял 152 место среди 180 стран и улучшил свои позиции на десять ступенек. Очевидно, что в 2022 году этот показатель будет не столько оптимистичным.

Издержки политической культуры

Власти не комментируют ситуацию со свободой слова в стране, как и впрочем, не разъясняют ситуацию по пограничному конфликту с Кыргызстаном. Число погибших граждан Таджикистана, которых МИД указал в количестве 41 человека, оказалось в разы заниженным. Радио Озоди удалось по крупицам подтвердить личность свыше 80 гражданских лиц и военнослужащих.

В Кыргызстане, по официальным данным этой страны, погибли 63 человека, в основном военнослужащие, еще около 200 человек получили ранения.

«В Таджикистане отсутствует по-настоящему народное правительство. Если было бы так, то половина правительства должно было подать в отставку, так как по их вине погибли десятки ни в чем не повинных граждан», - говорит Шарофиддин Гадоев.

Независимый политолог из Душанбе, пожелавший не указывать его имени, считает такие ожидания далекими от реальности.

«В Таджикистане формировался типичный вождизм во властных отношениях, где общество совершенно не контролирует власть. Вождь является олицетворением власти и любая критика этой власти равносильна критике вождя. Каждый гражданин воспринимает эту реальность по-своему, но адекватно ее осознаёт. Именно в этом и кроется причина самоцензуры и отсутствие склонности к критике власти», - говорит наш собеседник.

По его словам, сложившаяся система практически находится на ручном управлении, и без отмашки сверху не способна эффективно работать.

Таджикистан является суперпрезидентской республикой, где глава государства параллельно является и главой правительства. Все ключевые должности, в том числе, главы районов и городов назначаются президентом. В нижней палате парламента отсутствует легальная оппозиция. В верхней палате парламенте из 33 членов восемь назначаются напрямую президентом, а 25 избираются путем тайного голосования, который фактически организовывают лица, назначенные президентом.

Таким образом, все существующие институты остаются замкнутыми на главе государства. Лицо, которое кроме привилегий, несет и ответственность за результат тех или иных решений.

Пограничные конфликты между Таджикистаном и Кыргызстаном продолжаются уже много лет, и прежде всего из-за распределения земли, воды и пастбищ. Две бывшие советские страны, в которых находятся истоки практически всех крупных рек региона, граничат друг с другом на протяжении 976 километров, половина которых до сих пор не обозначена в установленном порядке.

Форум

XS
SM
MD
LG