Ссылки для входа

Срочные новости

Аналитики: «Подавление протестов в ГБАО – вопиющее нарушение прав человека»


Участники дискуссии, организованной Центром Дэвиса при Гарвадском университете, и некоторые международные аналитики в беседе с Радио Озоди назвали подавление протестов в Горно-Бадахшанской автономной области самым серьезным нарушением прав человека в Таджикистане в 2022 года.

Ситуация в Горном Бадахшане обострилась в ноябре прошлого года после того, как в результате операции силовиков был убит житель Рошткалы Гулбиддин Зиёбеков. Новое обострение произошло в мае этого года - несколько сотен жителей Хорога вышли на акцию протеста и потребовали отставки главы области Алишера Мирзонабота и мэра Хорога Ризо Назарзоды, снятия всех блокпостов в Хороге и прекращения преследования жителей региона. По сообщению Генеральной прокуратуры Таджикистана, в ходе майских событий в Хороге и Рушане погибли 29 человек. Радио Озоди составило список 34 погибших. аджикские власти обвинили протестующих в «членстве в преступных группировках» и «организации вооруженного сопротивления властям». Жители говорят, что вышли на улицы только для того, чтобы защитить свои права, так как на них оказывалось давление уже в течение нескольких месяцев.

“Второй Туркменистан”?

Брюс Панниер, обозреватель Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» по Центральной Азии подавление протестов в ГБАО и длительные тюремные сроки участникам протестов и гражданским активистам считает «устрашением всего народа» для того, чтобы никто не осмеливался выступить против правительства.

Брюс Панниер
Брюс Панниер

«В нынешней ситуации Таджикистан превращается во второй Туркменистан», говорит аналитик.

Эдвард Лемон, эксперт по Центральной Азии из Техасского университета A&M и руководитель исследовательского центра Oxus Society в Вашингтоне, согласен с этим утверждением. По его словам, подавление протестов в ГБАО – это попытка препятствовать независимости региона от центральной власти.

“Ситуация на Памире осложнилась в мае этого года. Мы стали свидетелями того, что противостояние властям было разными способами подавлено – начиная от убийства до ареста и экстрадиции памирцев из России. По всей видимости, власти не собираются прекратить эту практику, особенно в то время, когда готовится транзит власти от Эмомали Рахмона к его сыну – Рустаму», - говорит политолог.

Эдвард Лемон
Эдвард Лемон

Рустаму Эмомали, старшему сыну президента Эмомали Рахмона, 35 лет. В настоящее время он является мэром Душанбе и председателем верхней палаты парламента, он - второе лицо в государстве.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон до сих пор никаких заявлений по поводу возможного транзита власти не делал.

«Они не сепаратисты»

На протяжении 30 лет правления Эмомали Рахмона ГБАО оставалась территорией, где народ активно протестовал против произвола властей.

В 2012 году для подавления протестов в Хороге – центре Горно-Бадахшанской Автономной области – были задействованы силовые структуры и армия, в результате чего были убиты семнадцать военнослужащих и более 30 жителей, которых таджикские власти назвали «террористами» и «сепаратистами». Участники дискуссии, организованной Центром Дэвиса при Гарвадском университете, подчеркивали, что нынешние репрессии в отношении памирцев являются еще более жестокими, чем в 2012 году.

«Я хочу особо подчеркнуть, что во время протестов в Горном Бадахшане никто не призывал к независимости. Они не сепаратисты. У них не было такой цели. Я разговаривал со многими людьми оттуда, и они говорят: мы согласны быть в составе Таджикистана. Очевидно, что инициаторами [насилия] были силовики, применившие против толпы слезоточивый газ и светошумовые гранаты», – особо подчеркнул Брюс Панниер.

18 июня президент Таджикистана Эмомали Рахмон, выступая на встрече с руководителями местных и республиканских органов власти в Дангаринском районе сказал, что отдал приказ о «нейтрализации лиц, вооруженных оружием», потому что, по его словам, «не было другого выхода».

«Они всегда заявляли, что действуют от имени народа Бадахшана… Они никогда не были и не являются таковыми… Мы должны четко понимать и дифференцированно подходить к этой проблеме. Я сам лично именно так воспринимаю эту ситуацию», - добавил глава Таджикистана.

Аресты, пытки, экстрадиция

Профессор права Гарвардского университета Сюзанн Леви-Санчес утверждает, что задержанных в ходе операции таджикских силовиков в Хороге и Рушане – не менее 160 человек: «Они арестовали всех неформальных лидеров гражданского общества: журналистов, правозащитников, юристов, бизнесменов. Более 40 человек подверглись пыткам».

По ее словам, российские службы безопасности арестовали и насильно экстрадировали в Таджикистан более 20 активистов памирской общины в Москве, у некоторых из них были российские паспорта.

«Рахмон хочет стереть памирскую идентичность»

Правозащитник Стив Свердлов назвал государственную кампанию, развязанную президентом Рахмоном в отношении памирцев, преступлением против человечности. Он выразил обеспокоенность, что она может перерасти в настоящий геноцид этнического меньшинства.

Стив Свердлов
Стив Свердлов

«То, что мы наблюдали этим летом, было частью кампании культурной ассимиляции, подавлением религиозных верований и языка. Все эти факты указывают на преступления против человечности. Нам не нужно доказывать, что Рахмон хочет стереть памирскую идентичность. Это становится очевидно при сравнении с аналогичными примерами в других странах, например, с ситуацией в западно-эфиопском Тыграе, с положением Уйгуров в китайском Сындзяне или действиями проправительственного ополчения в Дарфуре. Происходит эскалация практики арестов, насилия и убийств. Это вызывает озабоченность. Именно по этим причинам, следует называть это преступлениями против человечности, потому что есть реальный риск, что ситуация выйдет из-под контроля и перерастет в геноцид», – заявил правозащитник Стив Свердлов.

Власти Таджикистана отвергают подобные обвинения и заявляют, что соблюдают права всех без исключения граждан страны. Президент Эмомали Рахмон, во время рабочей поездки в Дангару, коснувшись в своей речи событий в ГБАО, сказал, что простые жители региона «не виноваты».

«Атмосфера коррупции и страха преследований», – так описала положение правозащитников в Таджикистане Мэри Лолор, специальный докладчик ООН о положении правозащитников, после недавнего визита в страну. Она призвала правительство «относиться к правозащитникам как к союзникам, а не противникам».

ГБАО занимает всю восточную часть Таджикистана, являясь крупнейшим по площади регионом страны — более 64 тыс. кв. километров. На начало 2021 года, в ГБАО проживало около 250 тысяч человек. Большинство населения региона говорят на восточно-иранских языках (памирская группа языков) и исповедуют Исмаилизм (одну из шиитских ветвей Ислама). Область граничит с Афганистаном, Китаем и Кыргызстаном.

Радио Озоди,

Санджар Хамидов, Голос Америки

Форум

XS
SM
MD
LG