Ссылки для входа

Срочные новости

Что сейчас происходит в Афганистане и чем эта ситуация грозит странам Центральной Азии


Бойцы группировки "Талибан" патрулируют рынок в Старом Кабуле. Сентябрь 2021 года

Верховный комиссар ООН по делам беженцев по итогам трехдневного визита в Афганистан сделал неутешительный прогноз по поводу гуманитарной ситуации в этой стране. Премьер-министр группировки "Талибан" объявил о снятии блокады в Панджшере, а его первый заместитель мулла Абдул Гани Барадар записал видеообращение и опроверг наличие разногласий с "Сетью Хаккани", одной из боевых структур "Талибана".

Чем закончился визит верховного комиссара ООН по делам беженцев в Афганистан
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:49 0:00

Верховный комиссар ООН по делам беженцев в ходе своего визита встретился с руководством группировки "Талибан". Филиппо Гранди добился от них гарантий безопасности иностранного и местного персонала ООН, который будет играть ключевую роль в оказании гуманитарной помощи в Афганистане. Чиновник ООН на месте убедился в "отчаянной", как он выразился, гуманитарной ситуации. По данным организации, 18 миллионов человек – это более половины населения Афганистана – нуждаются в срочной гуманитарной помощи. В результате конфликта с начала 2021 года 630 тысяч человек стали вынужденными переселенцами. А за десятилетия войны Афганистан покинули свыше 3,5 миллиона человек.

"Мы также обсудили другие важные вопросы, такие как обеспечение безопасного возвращения женщин на работу, важность образования для всех афганских детей и безопасность всех афганцев, включая меньшинства. Я призвал временное правительство публично подтвердить эти важные обязательства и обеспечить их выполнение на практике", – сказал Гранди.

Наиболее катастрофическая гуманитарная ситуация разворачивается в Панджшере. Бывший посол Афганистана в Великобритании, а ныне представитель Национального фронта сопротивления Ахмад Вали Масуд в интервью китайскому телеканалу заявил, что талибы фактически взяли мятежную провинцию в осаду и в течение почти месяца не ослабляют блокаду.

"Талибы перерезали все линии снабжения. Они блокировали Панджшер и лишили регион базовых вещей: еды, продуктов первой необходимости и прочего. День-два назад они возобновили подачу электричества. И на этом все", – сказал Ахмад Вали Масуд.

Спустя сутки после выхода этого интервью госинформагентство "Бахтар" сообщило, что премьер-министр правительства талибов Мухаммад Хасан Ахунд подписал постановление о направлении в Панджшер гуманитарной помощи и снятии блокады с телекоммуникационных сетей провинции. Ранее руководство "Талибана" неоднократно отрицало сообщения об осаде Панджшера. Талибы заявляли, что это противоречит их принципам.

В связи с происходящим в Афганистане страны ОДКБ приняли решение увеличить патруль на границе с Таджикистаном.

Политолог, сотрудник Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Станислав Притчин рассказал Настоящему Времени о том, могут ли талибы угрожать безопасности стран Центральной Азии и почему не все решения по итогам заседания стран ОДКБ были представлены прессе.

Основной темой совета коллективной безопасности ОДКБ ожидаемо стал афганский вопрос. Вообще насколько Афганистан, который сейчас находится во власти талибов, может угрожать безопасности Центральной Азии? Стоит ли волноваться?

– Здесь палка о двух концах, конечно, потому что, с одной стороны, у "Талибана" никогда не было амбиций, по крайней мере официально заявленных, по выходу за границы Афганистана. То есть основная цель у "Талибана" была захват власти именно в самом Афганистане. Но учитывая, что Афганистан – это достаточно разношерстное государство, очень сложное по географии и этническому составу и практически последние полвека не находившееся под единым каким-то контролем.

Естественно, особенно на севере, огромное количество различных организаций, в том числе и экстремистского характера, состоящие в том числе из выходцев с постсоветского пространства, когда в 1990-х годах, например, ужесточились правила в отношении религиозной и политической деятельности, многие оппозиционеры перебрались в Афганистан, где для них были более позитивные обстоятельства и условия для жизни. То сейчас, конечно, они могут использовать эту ситуацию, например сложности отношений между "Талибаном" и одним из государств, для того чтобы нанести урон тем же постсоветским странам, Таджикистану например, у которого достаточно жесткая позиция в отношении "Талибана".

То есть здесь не сам "Талибан" даже страшен, а то, что огромное количество этих джихадистских организаций могут использовать ситуацию нахождения у власти "Талибана" для своих интересов.

– На саммите договорились, что укреплять будут территорию Таджикистана и окажут республике военную помощь, поскольку именно эта страна имеет самую протяженную границу. Как вы прокомментируете это решение? Оно верное, необходимое?

– На самом деле других альтернатив нет, усиливать российскую границу с Центральной Азией на границе с Казахстаном, наверное, будет не совсем разумно. Поэтому учитывая обязательства в рамках ОДКБ и существующую инфраструктуру и опыт по защите южной границы.

Напомню, что до 2006 года российские пограничники защищали афгано-таджикскую границу. Естественно, если что-то и будет происходить в негативном ключе, как показывали, например, баткенские события в конце 90-х годов прошлого века. Именно через территорию Таджикистана в основном и предпринимались попытки прорыва в Центральную Азию, через Ферганскую долину. Поэтому здесь и инфраструктура относительно отлажена, потому что там находится российская база, и опыт защиты границы с Таджикистаном присутствует. И те учения, которые проводятся, понятно, что нацелены в первую очередь на защиту основного наиболее протяженного и, соответственно, самого уязвимого игрока с точки зрения глобальной безопасности Центральной Азии.

– Хочу заметить, что заседание прошло за закрытыми для прессы дверями. Как вы думаете, могли ли участники саммита принять еще какие-то важные решения, которые пока решили не озвучивать?

– Здесь сложно сказать, что какие-то секретные протоколы или какие-то секретные процедуры были утверждены, потому что в целом понятно, с чем государству нужно бороться.

Другой вопрос, что учитывая, что часть государств, например, достаточно позитивную повестку выстраивает в отношениях с "Талибаном". Поэтому не все вещи, которые хотелось бы проговорить, например, по реальным угрозам со стороны Афганистана, может быть, каким-то неконструктивным опасениям, связанным с "Талибаном", они в рамках этого выстраивания конструктивного диалога с "Талибаном" вслух официально проговорены могут и не быть.

Соответственно, для этого и существуют закрытые части подобного рода мероприятий, чтобы на чистоту, без какого-либо политеса обсудить и взвесить реальные риски и угрозы и что нужно предпринимать. То есть собственно открытая часть, как всегда, дает только какие-то наметки, какие-то общие контуры принятых решений, а ключевые процедуры, конечно же, всегда и переговоры проходят за закрытыми дверями, и это наиболее оправданно, на мой взгляд.

XS
SM
MD
LG