Ссылки для входа

Срочные новости

Китай намерен скупать подешевевшие из-за коронавируса европейские технологии?


Иллюстративное фото.

Китайские компании ищут возможности купить новейшие технологии в Европе, которая может оказаться в уязвимом положении из-за финансовой неопределенности на фоне пандемии коронавируса.

Китай давно стремится завладеть новыми технологиями в Европе, и падение фондового рынка из-за COVID-19 может подогреть этот интерес. Но правительства европейских стран опасаются подобной экспансии Китая и дают понять, что готовы защищать наиболее ценные секторы.

Геополитическая напряженность нарастает из-за того, что Пекин стремится покупать стратегические технологии – от искусственного интеллекта до телекоммуникационных сетей и потоков данных, – чтобы занять доминирующую позицию на этом рынке, так как именно от него будет зависть глобальная экономика на протяжении последующих десятилетий.

«Сейчас хороший момент для китайских компаний приобретать иностранные компании или инвестировать в них, продвигая повестку [Коммунистической партии Китая] за рубежом, – считает Эшли Фен, сотрудница вашингтонского Центра новой американской безопасности. – Однако на Западе начинают лучше понимать риски, связанные с китайскими инвестициями».

В пример можно привести произошедшее в начале апреля в Великобритании: китайская компания Canyon Bridge, филиал государственной инвестиционной компании China Reform, под давлением британского парламента отказалась от попытки перенести в Китай штаб-квартиру компании Imagination, ведущего производителя графических карт, к оторые используются в трети всех мировых смартфонов.

Сделка сорвалась после волны возмущения британских политиков из-за того, что Canyon Bridge собиралась осуществить переезд, пока все внимание общества сосредоточено на пандемии коронавируса.

Canyon Bridge купила контрольный пакет акций Imagination в 2017 году. Теперь компания заявляет о достижении договоренности с Лондоном о том, что штаб-квартира компании останется в Британии.
Китайские компании находятся в хорошей форме, несмотря на пандемию, однако негативные последствия кризиса для Пекина и озабоченность Европы китайской экспансией может сорвать их планы.

Евросоюз заявил о дальнейших шагах с целью ограничить приобретение активов неевропейскими компаниями, а министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб пообещал: с Китаем «обычных деловых связей больше не будет»; ранее с подобными резкими заявлениями выступала и канцлер Германии Ангела Меркель.

Из Брюсселя об опасности покупки стратегических активов Запада из-за финансового шока, вызванного коронавирусом, предупредил и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

Даже Индия недавно анонсировала законопроект, пресекающий агрессивное поглощение со стороны китайских компаний.

Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото.

Следуя стратегии «Сделано в Китае – 2025», Пекин направляет миллиарды долларов на субсидии и исследования в помощь китайским компаниям, а также на покупку лидирующих технических предприятий, чтобы выиграть международную конкуренцию – прежде всего, у США – в гонке за доминирование в области высоких технологий.

Речь идет не только о борьбе за право устанавливать глобальные стандарты для техники нового поколения, но и о рыночном доминировании, прибылях и связанным с этим политическим влиянием.

«Это все не просто борьба за рынок и экономическая конкуренция. Речь будет о стратегических задачах, – говорит Надеж Роллан, сотрудник Национального бюро азиатских исследований и бывший советник министерства обороны Франции по стратегическим вопросам в отношениях с Китаем. – Для Китая это способ расширить свое влияние на новые регионы мира».

НОВЫЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ФРОНТ

Обеспокоенность проблемами безопасности в связи приходом китайских инвестиций в Европу не нова, однако COVID-19 усугубил ситуацию.

В апрельском интервью газете Financial Times глава Еврокомиссии по вопросам конкуренции Маргр ет Вестагер предположила, что странам блока стоило бы выкупить пакеты акций в некоторых компаниях, чтобы не допустить их продажи Китаю: «Важно понимать, что существует реальный риск поглощения слабозащищенных компаний. Ситуация требует от нас быстрых и решительных мер».

Высший орган исполнительной власти Европейского союза также в марте предупредил о том, что на фоне пандемии особенно важно контролировать приобретение компаний из-за пределов ЕС и препятствовать потере компаний, играющих ключевую роль для здравоохранения и безопасности Европы.

За этим последовали протекционистские меры в Италии, Испании и Германии, направленные на усиление контроля над нежелательными иностранными поглощениями.

Эти меры стали знаковыми для Евросоюза, который долго пытался найти баланс между стремлением отдельных стран-членов установить более тесные связи с Пекином и политическими опасениями Брюсселя.

В последние годы в ЕС наблюдался рост крупных сделок с участием китайских компаний. В 2016 году китайский техногигант Tencent купил контрольный пакет акций финского разработчика мобильных игр Supercell, а китайский производитель электротоваров Midea – немецкую роботостроительную компанию Kuka.

Покупка China Reform контрольного пакета акций в британской компании Imagination в 2017 году ознаменовала начало роста китайских инвестиций в ЕС. В 2018 году китайские компании инвестировали в ЕС 17,8 млрд евро ($19,5 млрд), а в 2019 году 12 млрд евро ($13 млрд) с выраженным акцентом на слияния и поглощения.

Рост ограничений на такие сделки совпал с охлаждением отношений с Пекином после того, как китайское правительство провело в Европе несколько медиакампаний, одобряющих меры по борьбе с пандемией в Китае и подчеркивающих ошибки, допущенные правительствами западных стран.

Агрессивная дипломатия Пекина и критические реплики китайских дипломатов в Европе также стали предметом дополнительного внимания.

«Разворот на 180 градусов маловероятен, но недоверие Европы к Китаю растет, и некоторые политики сейчас пересматривают свои позиции», – считает Эрик Браттберг, директор европейской программа Фонда Карнеги за международный мир.


ТУМАННОЕ БУДУЩЕЕ

Пандемия вывела на первый план обеспокоенность китайскими инвестициями в области высоких технологий, однако очевидных решений выдвинуто немного.

Это особенно хорошо видно на примере развертывания в Европе мобильной сети нового поколения 5G, которая считается критически важной для будущей инфраструктуры. Администрация президента США Дональда Трампа призвала не допустить участия в этом проекте китайского концерна Huawei, являющегося крупнейшим производителем оборудования 5G и пользующегося широкой государственной поддержкой. Вашингтон считает, что оборудования Huawei подрывает безопасность ЕС, поскольку Пекин может использовать его для шпионажа. В китайской компании эти обвинения отвергают.

Несмотря на то, что два главных конкурента Huawei – европейские компании Ericsson and Nokia, китайскому концерну удалось закрепиться в Европе за последние годы. Великобритания и Франция уже согласились на ограниченное участие Huawei в разворачивании сетей 5G; Германия, скорее всего, поступит аналогичным образом. Правительства этих стран разделяют обеспокоенность США по поводу Huawei, однако эта компания уже является ключевым поставщиком для су ществующих сетей и обладает конкурентными преимуществами и с точки зрения цены, и перспектив развития.

«В ряде секторов Китай перестал быть поставщиком низкокачественных товаров, – рассуждает Джон Ли, сотрудник берлинского аналитического центра MERICS. – Он станет партнером и конкурентом для многих европейских и западных экономик».

Посетитель пробует технологию распознавания лиц на технологической выставке в Пекине, 26 апреля 2018 года.
Посетитель пробует технологию распознавания лиц на технологической выставке в Пекине, 26 апреля 2018 года.

Баланс между требованиями национальной безопасности и экономическими интересами, вероятно, станет ключевым вопросом на фоне усиления конкуренции в области высоких технологий между Китаем и США после кризиса, вызванного пандемией коронавируса.

Усложняет ситуацию и то, что Китай и транснациональные технологические корпорации тесно переплетены, являясь одновременно и партнерами, и конкурентами.

«У западных стран нет простых решений, – считает Ли. – В некоторых кабинетах говорят только о необходимости жесткой позиции по отношению к Китаю, однако надо искать компромисс между всеми сторонами».

Рид СТЭНДИШ

Смотреть комментарии (2)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG