Ссылки для входа

Срочные новости

"Вставайте, дети, на улице солдаты!" История крымских татар, переживших депортацию в Узбекистан


Рефат и Мусфире Муслимовы. 1967 год. Фото из семейного архива

С 8 по 20 мая 1944 года в ходе спецоперации НКВД-НКГБ из Крыма в Среднюю Азию, Сибирь и Урал были депортированы все крымские татары (по официальным данным – 194 111 человек). В 2004-2011 годах Специальная комиссия Курултая проводила общенародную акцию "Унутма" ("Помни"), во время которой собрала около 950 воспоминаний очевидцев депортации.

Крым.Реалии публикуют историю семьи Муслимовых, которые после выселения смогли вернуться на родину.

Рефат Муслимов и Мусфире Керимова родились с разницей в один год и один день. В их историях – судьба целого поколения крымских татар, людей, на долю которых выпали самые тяжелые испытания: война, депортация, борьба за возвращение на историческую родину в Крым.

"Вставайте, дети! На улице солдаты!"

Рефат Муслимов родился 1 мая 1932 года в селении Къоз Судакского района Крымской АССР. Его отец умер спустя полгода после его рождения. Рефата и двух его братьев вырастила и воспитала мама.

Как и все пережившие трагедию депортации 1944 года, Рефат навсегда запомнил этот день.

"18 мая рано утром в селе началась суматоха. Мама вышла подоить коз и тут же вернулась: "Вставайте, дети! На улице солдаты!" На пороге нашего дома появился офицер с двумя рядовыми и объявил: "По указанию Верховного главнокомандующего вас выселяют из Крыма. 15 минут на сборы, что можете с собой прихватить – берите", – рассказывал Рефат.

Рефат Муслимов с мамой, 1949 год. Фото из семейного архива
Рефат Муслимов с мамой, 1949 год. Фото из семейного архива

В 10 утра их погрузили в машины и повезли в Феодосию. Крымскотатарские деревни, которые они проезжали – Сувукъсу, Эльбузлы, – были уже пусты. Во дворах мычали коровы, выли собаки.

На железнодорожном вокзале в Феодосии согнанных сюда из близлежащих селений крымских татар затолкали в вагоны для скота. Впереди был долгий путь в Узбекистан.

"Где стоите, там и справляйте нужду"

В этот же день 18 мая 1944 года, совсем неподалеку, из керченской деревни Палапан, выселяли 11-летнюю Мусфире с семьей и ее соотечественниками – крымскими татарами.

Мусфире Керимова родилась 2 мая 1933 года в деревне Салын Маяк-Салынского района Крымской АССР. В семье помимо нее было две сестры и брат. Ее отец Керим Девлетшаев еще в 1920-х вступил в партию, участвовал в создании колхозов по всему Керченскому полуострову.

"Около 4 часов утра в дверь сильно постучали. Зашел офицер с солдатами, посмотрел на часы, дал на сборы 15 минут и приказал всем выйти на улицу. Сказал, чтобы еды взяли с собой на неделю. Отец и брат успели кое-что из продуктов взять в дорогу. Мы думали, что нас всех ведут на расстрел, все плачем. В десяти метрах от нашего дома стоял пулемет, солдат сказал: "Если пошевелитесь – расстреляю", – вспоминала Мусфире.

Мусфире Керимова, 1958 год. Фото из семейного архива
Мусфире Керимова, 1958 год. Фото из семейного архива

Советские солдаты даже не дали им одеться. Дети стояли в нижнем белье, лишь успев сверху накинуть пальто. Они захотели в туалет, но солдаты не разрешили: "Где стоите, там и справляйте нужду".

На восемь-десять семей крымских татар дали одну повозку. На нее посадили старенькую бабушку с четырьмя маленькими внуками. Ее сын воевал, а невестка поехала на станцию Семь Колодезей узнать о муже. Старушка успела взять с собой в дорогу только сковородку с хамсой, больше ничего – ни еды, ни одежды. Так и сидела, обняв детей и сковородку.

Остальные шли за повозкой в деревню Аджи-Эли. Там собрали крымских татар из нескольких сел Керченского полуострова. Безоружные люди находились в оцеплении советских солдат, ожидая своей участи.

Только к обеду подъехали машины, их погрузили и повезли на станцию Ташлы-Яр. Стояли шум, плач. Солдаты заталкивали людей в вагоны для скота. Наконец, поехали. Когда проезжали Сиваш, старшие, увидев его в маленькое зарешеченное окошко, плакали и кричали: "Прощай, родной наш Крым! Увидим ли тебя еще?!" Старшие говорили детям: "Смотрите, дети, мы через Сиваш – ворота Крыма – проезжаем. Никогда не забывайте свою родину – Крым!"

Изнурительная дорога заняла 20 дней. Каждую ночь умерших от голода и болезней собирали солдаты, обещая, что похоронят. На самом деле мертвых сбрасывали в реки или оставляли в степи.

Узбекистан

Семья Муслимовых оказалась в Узбекистане – в городе Каттакурган Самаркандской области. По прибытии их ожидали "покупатели" рабочей силы, съехавшиеся из соседних колхозов. Однако среди прибывших трудоспособных почти не было – лишь изможденные старики, женщины и дети.

Несмотря на ужасное состояние людей, их погнали пешком за 25 километров в колхоз имени Ахунбабаева Карадарьинского района. Разместили в сараях – по 11-12 человек. На следующий день пришел председатель колхоза с плеткой и всех погнал на работу на хлопковые поля.

В семье Муслимовых первым умер дедушка Сеитосман, затем дядя Сейтмамут и тетя Эдие.

"Мой покойный дед сказал: "Я тут не останусь, вернусь, хоть и пешком, в свой родной Крым". Через шесть дней он умер. Еще через 15 дней умер дядя. Они не знали, как и где их хоронить. Выкопали яму и похоронили. А утром увидели, что шакалы вытащили тело", – рассказывал Рефат Муслимов.

Он вспоминал, что большинство людей погибло сразу. "Началась дизентерия – мы пили грязную воду из арыков и луж. Пять лет я болел малярией, потом тиф, желтуха, пережил очень много болезней. Делали уколы как будто от малярии, но после этих уколов все умирали. Только благодаря Всевышнему я остался жив. Люди голодали, условия были ужасные. Многие умирали со словом "Ватан" (Родина) на устах".

"Могли убить из-за двух абрикосов"

Мусфире с родными направили на рудник Лянгар Хатырчинского района, где добывали вольфрам. В рабочем поселке в основном жили русские, узбеков почти не было.

"Нас привезли не в сам поселок, а на два километра ниже, где были расположены бараки. Их было 10-12, и они представляли собой крытые камышом землянки. Спускаешься по нескольким ступенькам вниз: длиннющий коридор, по сторонам двухъярусные нары. Помню, что людей было очень много. Так как это была горная местность, то жары не чувствовали. В бараках началась эпидемия брюшного тифа и дизентерии. Первыми заболели тифом сестра Назмие, Велид и я. Это было в октябре 1944 года, нас увезли в больницу", – вспоминала Мусфире.

Когда через три недели их выписали, заболели мама и сестра. Их также забрали в больницу, через неделю мама умерла. Сестра провела без сознания 20 дней, но молодой организм выдержал.

В первые месяцы отношение к крымским татарам в Узбекистане было ужасным: их считали предателями, врагами, из-за двух абрикосов могли убить, крымскотатарских детей оскорбляли и унижали одноклассники в школе. Только после возвращения с фронта мужчин положение несколько изменилось к лучшему.

Рефат Муслимов, 1952 год. Фото из семейного архива
Рефат Муслимов, 1952 год. Фото из семейного архива

В 1953 году у Рефата Муслимова тяжело заболела мама, ей срочно требовалась операция, которую могли сделать в областной больнице в Самарканде. Для крымских татар действовал комендантский режим – каждый месяц они отмечались в комендатуре; отлучиться даже в соседний район можно было только с разрешения коменданта.

У Рефата произошел конфликт с комендантом Аминовым: он выдал пропуск на эту поездку только матери и слушать не хотел, что она сама не доберется. Рефату ничего не оставалось, как сопровождать ее без согласия коменданта. По возвращении юноша узнал, что его собираются арестовать. От тюрьмы спас разговор с председателем райисполкома, который оправдал поступок сына, чья вина заключалась лишь в заботе о матери.

Образование

Жизнь была очень тяжелой. Но Рефат все же смог закончить ирригационный техникум. По ночам приходилось разгружать вагоны, чтобы хоть что-то заработать.

Мусфире Керимова также рано начала работать: в 16 лет она пошла трудиться на шахту рабочей в маркшейдерском бюро. Училась в вечерней школе, закончила 10 классов. Ее отца-коммуниста в Узбекистане не раз вызывали в партком для восстановления в рядах КПСС, но он туда не ходил, отказался от партбилета. После Указа 1956 года о снятии с крымских татар статуса спецпереселенцев был отменен комендантский режим. Мусфире переехала в Янгиюль, позже поступила в Ташкентский медицинский техникум, затем работала в Каттакургане в больнице.

В 1962 году Мусфире познакомилась и вскоре вышла замуж за Рефата Муслимова. В это время он уже был активным участником национального движения крымскотатарского народа за возвращение в Крым и восстановление государственности.

Рефат и Мусфире Муслимовы, 1964 год. Фото из семейного архива
Рефат и Мусфире Муслимовы, 1964 год. Фото из семейного архива

Возвращение на родину

После Указа от 5 сентября 1967 года "О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму", как и многие крымские татары, Муслимовы хотели вернуться на родину. Тогда это было фактически невозможно – крымских татар по-прежнему не прописывали в Крыму. Но Муслимовы твердо решили, что будут жить только на родине.

В 1969 году они купили маленький домик в селе Калиновка Ленинского района, а через полгода дом у них отобрали. Семья перебралась в соседнее село. Но и там их не прописали. Так продолжалось пять лет – а без прописки на работу устроиться было невозможно. Перебивались случайными заработками, но даже мысли не было уехать из Крыма.

Семья Муслимовых, 1975 год. Фото из семейного архива
Семья Муслимовых, 1975 год. Фото из семейного архива

​Только в 1992 году они, наконец, построили дом в Къозе – родном селе Рефата. Он добился в сельсовете возвращения прежнего кладбища и выделения одного гектара земли под строительство храма. Ныне поселок украшает красивая величественная мечеть.

На этом Рефат Муслимов не остановился. При Къозской мечети он создал музей родной деревни: здесь есть вышивки, посуда, фотографии 1930-1940 годов о къозцах, родном селе, фотографии участников войны, национального движения, картины о депортации. На территории, прилегающей к мечети, Рефат посадил около ста плодовых деревьев, несколько десятков кустов роз, винограда, с помощью спонсоров провел воду, соорудил фонтан.

Супруги Муслимовы воспитали двух детей – Эдие и Рустема. Несколько лет назад Рустем трагически погиб на производстве – и это стало тяжелейшим ударом для всей семьи.

Рефат Муслимов умер 30 декабря 2014 года. Мусфире Муслимова по-прежнему живет в их доме. 2 мая ей исполнилось 86 лет. Несмотря на трудную жизнь, она радуется каждому новому дню: "Я благодарна Всевышнему Аллаху за то, что живу на родине, воспитываю детей и внучек".

Рефат и Мусфире Муслимовы. 2003 год. Фото из семейного архива
Рефат и Мусфире Муслимовы. 2003 год. Фото из семейного архива

Полностью историю депортации Муслимовых, а также весь проект "Страницы крымской истории" читайте на сайте Крым.Реалий

XS
SM
MD
LG