Ссылки для входа

Срочные новости

Девять месяцев «трёхдневной» войны. Россия готовит наступление на Киев?


Главнокомандующий Вооружёнными силами Украины Валерий Залужный в интервью The Economist заявил, что Россия планирует повторное наступление на Киев. По его словам, оно «в лучшем случае начнется в марте, в худшем — в конце января»​. Министр обороны Украины Алексей Резников также считает, что Россия готовится к полномасштабному наступлению и планирует провести его не позднее февраля.

Возможно ли новое наступление на Киев? Почему российская армия стремится взять Бахмут? Получит ли Украина танки и истребители? Отвечает военный аналитик Кирилл Михайлов.

Российское полномасштабное вторжение в Украину началось 24 февраля 2022 года. Тогда российские пропагандисты и некоторые российские политики заявляли, что Киев будет взят за три дня. 29 марта российское военное командование объявило о выводе войск из Киевской и Черниговской областей. Киев взят не был. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал это отступление «жестом доброй воли».

Сегодня, по словам генерала Залужного, Россия вновь планирует новое масштабное наступление. При этом он не исключает, что оно может начаться не в Донбассе, как предполагали многие эксперты, а по направлению на Киев, а также на юге Украины.

По данным телеграм-канала «Беларускi Гаюн», за последние дни Россия перебросила в Беларусь как минимум 60 единиц техники, а 13 декабря в Беларусь прилетели три российских истребителя МиГ-31К — они могут нести гиперзвуковые ракеты «Кинжал». Заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВСУ Алексей Громов считает, что Беларусь готовится вступить в войну, но на данный момент вероятность наступления со стороны Беларуси остаётся низкой.

Главнокомандующий Вооруженными силами Украины генерал Валерий Залужный считает, что Россия способна мобилизовать еще сотни тысяч солдат и начать новое наступление на Киев. Военный аналитик Кирилл Михайлов согласен, что такое возможно, но с существенными оговорками.

— Вся эта система уже была полностью проверена как минимум один раз. Оказалось, что в ней огромное количество недостатков. Тем не менее, солдат удалось мобилизовать и отправить на фронт. Это в некоторой степени замедляет украинское наступление, например, в районе Сватова и Кременной. Об этом в интервью говорил и украинский генерал [Александр] Сырский (командующий сухопутными войсками ВСУ. — ​Ред.). Конечно, прогнать людей через эту систему и набрать ещё людей для повторного наступления возможно, но у российской армии возникнут большие проблемы с бронетехникой. Они, в принципе, уже есть: мы видим непонятные газели с пулемётами, которые ездят по России. Можно ожидать ещё более серьёзных проблем с командованием, офицерами, логистикой и связью. Однако подготовить достаточное количество солдат и бросить их в наступление — да, это возможно. Кроме того, можно вывести с линии фронта более подготовленные российские части, которые принимали участие в боях всё это время, и после отдыха дать им возможность наступать, пока оборонительные действия в других районах будут осуществляться мобилизованными, — считает Кирилл Михайлов.

Радио Свобода: Есть ли на сегодняшний день реальные свидетельства того, что Россия готовится к наступлению на Киев?

По срокам это ближе к тому, что назвал Залужный

Кирилл Михайлов: В настоящий момент таких свидетельств нет. Все мы слышали про перемещения российско-белорусских войск по территории Беларуси, однако это осуществляется силами отдельных батальонных тактических групп. Это далеко не те масштабы, которые мы наблюдали в феврале, когда на киевском направлении были сосредоточены основные силы четырёх армий Восточного военного округа армии РФ и крупная группировка воздушно-десантных войск. Те силы, что прибыли в Беларусь, — это группировка одной мотострелковой Таманской дивизии, большая часть личного состава — мобилизованные, которые проходят подготовку на белорусских полигонах. Если мы предполагаем участие белорусской армии в войне, то наступление возможно лишь тогда, когда мобилизуется армия Беларуси, потому что армия мирного состава там небоеспособна. По срокам это ближе к тому, что назвал Залужный.

Радио Свобода:​ Готова ли Украина к такому сценарию? Построены ли фортификационные сооружения, хватит ли им живой силы и техники?

Киев всё-таки немножко больше, чем Бахмут

Кирилл Михайлов: Сказать достаточно сложно. Это, безусловно, будут не те силы, которые наступали на Киев в феврале. Следует понимать, что количество более-менее подготовленных сил в российской армии достаточно ограниченно. Это может быть проблемой для Украины, но не такой значительной, как в феврале. Тем не менее, это позволит отвлечь на себя внимание. Следует также помнить, что наиболее важный эффект на прекращение российского наступления на Киев оказала артиллерия, а сегодня [украинская] артиллерия испытывает серьёзную нехватку боеприпасов как советского, так и натовского калибров. Понятно, что отразить такую атаку будет нелегко. Но я сомневаюсь, что там, где успеха не добились элитные и полнокровные российские войска, этого успеха смогут добиться эти же войска вперемешку с мобилизованными.

Российские мобилизованные
Российские мобилизованные

Мы видим, как россияне штурмуют населённые пункты, на примере Бахмута, а Киев всё-таки больше, чем Бахмут. Я сомневаюсь, что город удастся взять, даже если мы увидим городские бои, как в прошлый раз.

Радио Свобода: ​Войска всё-таки откуда-то необходимо брать, как минимум для ротации. Как вы считаете, будет ли в России вторая волна мобилизации?

Кирилл Михайлов: Залужный в том же интервью говорит о том, что Россия располагает более чем миллионным мобилизационным резервом. Та волна мобилизации, которая сейчас прошла, позволила укрепить линию обороны и обеспечить ротацию. Теперь на переднем крае умирают не обученные десантники, морпехи, хоть морпехов и гонят в не очень осмысленные атаки в районе Павловки. Но всё-таки теперь погибают в большей степени мобилизованные, которых некоторые российские генералы называют «одноразовыми». Даже если Россия не будет наступать, всё равно мы понимаем, что мобилизованные несут значительные потери. Дополнительную мобилизацию будет просто необходимо проводить для поддержания тех сил, которые есть сейчас.

Радио Свобода: ​Российская армия может найти и обучить живую силу, взять технику из резервов, но что касается тактики, можем ли мы ожидать чего-то нового, с учётом предыдущих ошибок?

Кирилл Михайлов: Насчёт техники у меня есть большие вопросы, потому что некоторые мобилизованные идут в бой практически без техники в виде стрелковых частей, что было во Вторую мировую, а позже и в ЛДНР. Даже бесконечные закрома российской техники оказались неспособны обеспечить в достаточном количестве российскую армию. Каждая следующая волна солдат будет хуже оснащена бронетехникой и иметь менее эффективные образцы артиллерии. Если на фронте уже есть гаубицы Д-1, которые начали производить ещё в 1943 году, то чем будет вооружена третья-четвертая волны мобилизованных?

Что касается тактики. Некоторые российские подразделения, та же 76-я воздушная десантно-штурмовая дивизия, которая принимала участие в боях за Киев, потом в обороне Херсона, она уже овладела некоторыми современными тактическими приёмами ведения боевых действий. Например, судя по их контенту в социальных сетях, они начали активно использовать беспилотники, лучше понимают ситуацию на фронте. Лучше, чем когда они бездумно пёрлись этими колонами в Бучу. Можно ожидать каких-то более размеренных действий, при этом более решительных и жестоких. Никаких иллюзий по поводу местного населения они питать не будут — они знают, что их там ненавидят. Города сразу будут подвергаться массированным артиллерийским и ракетным обстрелам. Они будут лучше готовы, чем в прошлый раз, но хватит ли этого для взятия крупных населённых пунктов — это большой вопрос.

Им не удалось в боях взять ни одного крупного города, кроме Мариуполя. Но это было обусловлено технической ситуацией: российской армии удалось установить господство в воздухе и использовать авиацию со свободно падающими бомбами, чего им пока не удаётся делать по всей Украине. Если поставки западных систем ПВО не прекратятся, то можно надеяться, что и не удастся.

Украинские военнослужащие на позициях
Украинские военнослужащие на позициях
Сегодня масштабное наступление для российской армии было бы самоубийством

Радио Свобода: ​Может ли что-то повлиять на планы российского командования? Скажем, наступление ВСУ на юге.

Кирилл Михайлов: Вопрос не в том, как будет действовать ВСУ, а в том, какие средства у россиян сейчас есть. Что такое наступательные действия имеющимися у России силами? Мы можем видеть это на примере Бахмута, бои за который идут с очень скромными успехами российской армии уже несколько месяцев. Если мы посмотрим на ту же Павловку, взятие которой пытаются выдать за великий успех, это было ценой огромных потерь и не достигло основных целей — взять Угледар и отодвинуть противника от железнодорожной ветки, которую можно потенциально восстановить и использовать для снабжения юга Украины, что особенно актуально, учитывая, скажем так, некоторые проблемы с Крымским мостом. Сегодня масштабное наступление для российской армии было бы самоубийством. Это, конечно, не значит, что она на это не пойдёт.

Радио Свобода: ​Каково стратегическое значение Бахмута? Военный эксперт Юрий Фёдоров, например, утверждает, что Бахмут не имеет никакого значения. Советник офиса президента Украины Алексей Арестович имеет схожее мнение. Как считаете вы?

Кирилл Михайлов: Финский аналитик Джон Хелин писал, что взятие Бахмута позволит России использовать его как логистический хаб — туда сводится много дорог. Это поможет российской армии в дальнейшем наступлении в Донбассе. Например, на населённый пункт Торецк, который находится южнее Бахмута. Другое, конечно, дело, что контроль над Донецкой областью представляется скорее политическим бонусом. Это не приведёт Украину к переговорам. Более того, такая ситуация может указать на то, что слова украинских генералов следует воспринимать серьёзно, что у России ещё есть силы и Украине стоит выделить дополнительную технику и артиллерию.

В принципе, выбор Донецкой области как направления для наступательных действий — сам по себе не очень-то выгодный просто потому, что как таковой Донбасс — самое неудобное место для наступления. Это было ещё во времена Второй мировой, когда он был ещё менее застроен. Советские и немецкие войска регулярно увязали в Донбассе. Это в очередной раз указывает на то, что многие стратегические решения российской армии диктуются внутриполитическими целями.

Радио Свобода: ​Что касается украинского наступления, стоит ли ожидать в ближайшие месяцы освобождения городов Мелитополь и Бердянск?

Кирилл Михайлов: Мы же помним, что когда украинцы сигнализируют о своих наступательных действиях, они обычно происходят не там, где это ожидается. Когда все официальные лица Украины рассказывали про Херсон, а равное по масштабам наступление началось на Харьковщине. Возможно, стоит ожидать наступательных действий на каком-то ещё направлении. Это может быть даже не наступление, это могут быть рейдовые действия, целью которых будет внесение хаоса в оборонительные линии противника, уничтожение живой силы противника. Одна из основных задач Украины на эту зиму — помешать России отсидеться в окопах и накопить силы для весеннего наступления.

Радио Свобода: ​Если подытожить, что сейчас происходит на фронте? За какими направлениями сейчас стоит следить?

Кирилл Михайлов: Основные направления — это линия Сватово — Кременная, где россияне пытаются вести наступление. Чтобы отодвинуть ВСУ от своей линии обороны — это позволить создать буферную зону. Есть Бахмут, где продолжается наступление с огромными потерями для обеих сторон и есть Донецкая область, где с самого начала вторжения пытаются окружить Авдеевку и Марьинку, где у россиян есть определённые тактические успехи. Опять же — за последние несколько месяцев они взяли под контроль два с половиной села. На юге вряд ли что-то значительное будет происходить, поскольку ни у одной из сторон нет достаточных сил, чтобы позволить значительные потери при форсировании Днепра.

Радио Свобода: ​Последние несколько дней поступает информация о том, что Украина может получить системы ПВО Рatriot. В начале войны это казалось почти невозможным. Залужный, однако, утверждает, что Украине необходимы сотни танков, бронетехники и артиллерийских установок. Может ли Украина в ближайшее время получить всю необходимую технику, включая танки и, возможно, истребители?

Кирилл Михайлов: Я думаю, что в какой-то момент на западе поймут две вещи: первое — Путин не хочет заканчивать войну и значительная часть российского общества его поддерживает, к сожалению. Второе — украинское общество не хочет заканчивать войну на тех линиях, на которых сейчас происходят боевые действия. В обществе существует огромный запрос на восстановление территориальной целостности Украины, освобождение украинцев от российской оккупации. Украинцы будут воевать вне зависимости от того, дадут им танки или нет.

Поэтому наиболее выгодным вариантом является победа Украины в войне. Сколько ещё они [союзники Украины] будут делать что угодно, прежде чем принять правильное решение, — это, конечно, большой вопрос.

Радио Свобода

Форум

XS
SM
MD
LG