Ссылки для входа

"Не должно быть ни Салафитов, ни Тахрировцев, ни Таблиговцев… Мы должны быть едиными"


Сироджиддин Абдурахмонов, обвиненный за пропаганду Салафизма, был досрочно выпущен на свободу утром 24 июня 2013 года. Он ответил на вопросы радио Озоди.

Сироджиддин Абдурахмонов, обвиненный за пропаганду Салафизма, был досрочно выпущен на свободу. Ранним утром в понедельник, 24 июня 2013 года исправительную колонию № 7 г. Душанбе покинул Сироджиддин Абдурахмонов, приговоренный в начале 2010 года к 7 годам заключения за пропаганду и распространение идей запрещенного движения Салафия. Абдурахмонов, бывший имам мечети «Зарафшон» и десятки других его последователей были арестованы летом 2009 года в ходе рейда правоохранительных органов Таджикистана и обвинены в пропаганде салафитских идей. Год назад на свободу был выпущен и сын известного клерика - 23-летний Киромиддин Абдурахмонов, который был приговорен к 5 годам тюрьмы. Киромиддин и еще девять учеников Абдурахмонова были освобождены по «золотой» амнистии 2011 года, проведя три года жизни в той же колонии, где находился и С. Абдурахмонов. Корреспонденты радио Озоди нашли С. Абдурахмонова дома в г. Душанбе в окружении семьи и родственников.

Абдурахмонов: Я до сих пор не верю, что нахожусь дома, на свободе, в окружении своих родных. Свобода – это великая ценность. Четыре года я провел в тюрьме, где каждое утро начиналось с проверок. А сегодня утром пришли и сказали, «приготовься, ты возвращаешься домой». Я не смог сдержать слез. Каждый шаг по направлению к тюремным воротам я молился и надеялся, что это свершится и я выйду на свободу. Слава Аллаху, это оказалось правдой.

Озоди: А когда вам сообщили, что вы выходите на свободу?

Абдурахмонов: Вчера мне сообщили, что завтра будет мой последний звонок. Была золотая амнистия и нам всем сократили по три года срока. Все мои ученики, мой сын вышли на свободу. Слава богу и нашему президенту. Дай бог здоровья нашему президенту, пусть он будет всю свою жизнь у власти, а наш Таджикистан процветает… Нас было 11 человек, все они вышли на свободу еще год назад, и я один оставался в тюрьме. Этой ночью я не сомкнул глаз и не мог поверить, что этот день наступил.

Озоди: Что вам принесли эти четыре года заключения и чего вы лишились за это время?

Абдурахмонов: Я многому научился. Я не знал людей. Там, в тюрьме, находятся сотни различных группировок, со всеми я общался, говорил и объяснял им, что наш Таджикистан не должен быть раздроблен. Таджикистан
не нуждается ни в одной партии, поверьте. В Исламе есть Коран, Сунна… Эти партии лишь будут отталкивать наш народ назад. Когда-нибудь, возможно, в нашем Таджикистане возникнут конфликты между этими группами. Помню, однажды нас навещал муфтий и некоторые группы стали говорить что-то против. И тогда я встал и сказал им, что они не правы. Бывало, что у нас возникали споры с членами Хизб-ут-Тахрир на почве толкования Ислама.

Озоди: Что вы имеете в виду, говоря о том, что в Таджикистане не должно быть партий?

Абдурахмонов: Я имею в виду, что я против всех партий.

Озоди: И Исламской партии?

Абдурахмонов: Любой партии. Не должно быть ни Салафитов, ни Тахрировцев, ни Таблиговцев… Мы должны быть едиными. Если будет много группировок, братья, не будет спокойствия.

Озоди: То есть сейчас вы себя не относите к Салафитам?

Абдурахмонов: Нет, и раньше, слава Аллаху, мы не относились ни к какой группе и сейчас я не состою и не намерен в будущем вступать в них. Я никогда не утверждал, что я являюсь Салафитом.

Озоди: Чем вы собираетесь заниматься после освобождения?

Абдурахмонов: Надо подумать. Мы живем на восьмом этаже, две невестки живут с нами. Нам надо позаботиться о расширении жилья.

Озоди: Если вам опять предложат вернуться на работу в качестве имама в мечеть, согласитесь?

Абдурахмонов: Если официально пригласят, пойду. А если нет, что делать, надо будет подумать о другом заработке, может, займусь торговлей. Таджикистан большой, что-то да найдется…

Фарход Милод, Барот Юсуфи, радио Озоди

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG