Ссылки для входа

Таджикский предприниматель и руководитель оппозиционной “Группы 24” Умарали Кувватов верит в то, что власти Дубая не допустят его экстрадицию в Душанбе.


Прокуратура ОАЭ продлила срок задержания гражданина Таджикистана Умарали Кувватова до 18 февраля. Он был арестован 23 декабря в аэропорту г. Дубай в тот момент, когда хотел лететь в Брюссель. Позже власти Таджикистана заявили о том, что он был задержан по запросу Душанбе. 31 января Умарали Кувватов ответил на вопросы радио Озоди:


Озоди: Вы находитесь на перепутье: вас могут экстрадировать в Таджикистан или же выпустить из СИЗО в Дубае. Как вы оцениваете ваши шансы?


Кувватов: Моя экстрадиция в Таджикистан невозможна. Они говорят, что якобы вопрос с моей экстрадицией уже решен, не имеет оснований. Причина в том, что очень многое, что они сейчас говорят, не соответствует действительности.


Озоди: То есть, вы верите в то, что в скором времени выйдете на свободу?


Кувватов: Все в руках Аллаха. Пока могу сказать, что я обязательно выйду на свободу и смогу продолжить свое дело.


Озоди: Но опыт показывает, что властям Таджикистана всегда удавалось тем или иным путем доставить нужных им людей в Душанбе. В случае, если вас экстрадируют в Таджикистан, какова будет ваша стратегия защиты?

Кувватов: В Таджикистане не работают законы и нет справедливости, и человек не может защитить себя. Если так случится, то я сделаю для журналистов и жителей Таджикистана свое заявление и подчинюсь судьбе.

Озоди: Глава антикоррупционного агентства Фаттох Саидов заявил 25 января на пресс-конференции в Душанбе, что вы обвиняетесь в махинациях и присвоении 6 миллионов сомони, которые были якобы выявлены на основе жалоб граждан Таджикистана, Китая и Афганистана. Вам есть, что ответить на такое обвинение?


Кувватов: Конечно, есть. Они сперва говорили журналистам, что я в компании «Точирон» не работал. Потом сказали, что, мол, да, он работал. А теперь говорят, что якобы год и семь месяцев назад я привозил в Таджикистан груз на 6 миллион сомони и не вернул им деньги. Если это правда, что компания «Точирон» должна выплатить эти деньги. Эти разговоры вымышленные. Тем более, что та китаянка в интервью радио Озоди говорила, что у нее нет никаких претензий ко мне. Компания в Афганистане тоже своевременно переводила деньги. По всем проектам, где я работал, в том числе и в строительстве баз, трубопроводов, насосов, компрессоров и так далее, мы всегда делали предоплату.


Озоди: Вы хотите сказать, что не присваивали денег компании и не вывозили их из Таджикистана?


Кувватов: Из Таджикистана я выехал с пустыми руками по той причине, что мой дом был окружен сотрудниками безопасности. Это я говорю вам впервые. Мне постоянно звонили и угрожали, что меня арестуют. Сначала покинул страну я сам, а потом сказал жене и детям, чтоб тоже тихо выехали оттуда. То есть у меня не было возможности вывезти из Таджикистана деньги. Они узнали, что я собрал большое количество документов, сохранил много записей. Они знали, что я уеду, и никак не хотели возвращать деньги. После приезда в Россию, мои друзья, которые брали у меня взаймы в период, когда я работал, вернули мне деньги и я начал новый бизнес в России. Это было не больше чем 150 тысяч долларов.


Озоди: Ваше дело часто обсуждают в комментариях. К примеру, один читатель пишет, что г-н Кувватов когда-то был близок с влиятельными людьми Таджикистана и пользовался такими связями, как мог. Но почему он не критиковал их тогда?


Кувватов: Я скажу очень просто. Когда мы начинали наше дело, мы думали о том, что сможем помогать людям. За десять лет моей работы много тысяч людей обрели заработок. А тем, кто меня ругает за то, что тогда молчал, а сегодня принялся за критику, скажу, что многие люди в Таджикистане и до сих пор так живут. Когда я был в Таджикистане и работал, я работал и во блага своего кармана, и во благо тех тысяч людей, которым удалось создать рабочие места. Но когда я обратился к политике, то понял, что вопрос касается жизни и смерти таджикского народа. Два года назад я пришел к этому выводу.

Озоди: Как вы сблизились с семьей президента Эмомали Рахмона и стали с ней работать?

Кувватов: У меня было много планов. Я подумал, что мне необходимо обеспечить примерно 20 тысяч людей рабочими местами. Сам я жил в трехкомнатной квартире в 33-м микрорайоне Душанбе. Как-то мы пришли к Бобои Шарифу (Шариф Сохибов, чиновник среднего ранга, старый друг Эмомали Рахмона - редакция) и я рассказал ему о своих планах и намерениях. Он познакомил меня с Зохиром, старшим зятем (президента Рахмона, мужем Фирузы - редакция). Но когда увидел, что Зохир не занимается делами, познакомился с Шамсулло, который тогда был студентом. Он закончил университет. Я его позвал и предложил сотрудничать и сказал, что научу его работе. Он тогда не был зятем Джаноби Оли. Я взял этого парня с собой, научил его делать дела и мы стали работать согласно планам. Построили трубы, провели газ в Афганистан.


Озоди: Какие оборотные средства у компаний «Фароз» и «Точирон»?


Кувватов: Каждый раз разные. Порой по контракту с американцами поступали 50-70 миллионов долларов груза, в другой раз на 100 миллионов долларов, которые мы доставляли по транзиту. Мы брали лишь за услуги транзита. Уставной капитал компании во время его создания составлял 33 миллиона долларов, сейчас, возможно, вырос до 170 миллионов долларов. Я даже до сих пор не могу осознать, что меня обвиняют по делу этой компании, которую я сам создал, а мою долю насильно присвоил зять президента. Я могу сказать, что Таджикистан это власть одной семьи.


Озоди: Министр здравоохранения Нусратулло Салимов заявил, что не называл вас душевно больным человеком, но добавил, что в период 1998-2008 гг. вы находились на учете Республиканского центра для душевно больных и проходили амбулаторное лечение. Это правда?



Кувватов: Это ложь, как с точки зрения медицины, так и с точки зрения того, что говорит министр. Это указывает на его некомпетентность и политизированность. Как я могу быть больным, проходить каждый год лечение и одновременно осуществлять коммерческие сделки и привозить людей из Афганистана и убивать их в Таджикистане. Меня обвинили в многоженстве и в грабеже. Все потому, что они хотят, чтобы я молчал и не вовлекался в политику. На каждого, кто хочет заняться политикой, клевещут и порочат его репутацию. Если я сумасшедший, почему тогда Шамсулло Сохибов так детально объясняет мне бизнес-среду и отношения в Таджикистане, как вы слышали эти записи? У меня есть много других записей, которые в свое время будут опубликованы в сайте Ю-Тюб.


Озоди: На одной видеозаписи видно, как вы участвуете на некоей суфистской церемонии в Афганистане, где в конце вам на голову кладут тюрбан, а в руки вручают зеленую папку. Вы можете пояснить, что это означает?

Кувватов: Дело в том, что если вы, пожелав войти в торговые отношения с афганцами, не станете вместе с ними ходить в гости, пить и есть одну еду, они не станут вам доверять. Я должен сказать, что запись, о которой вы говорите, немного нереальная. Там смонтированы некоторые кадры. Когда я стал руководить строительными работами, меня, как таджикского бизнесмена водили на разные мероприятия, дарили подарки и так далее. Это обычай афганского народа. Что же касается суфизма, я должен признаться, что да, я являюсь последователем суфизма, и никогда от этого не отрекался.

Беседовал Салим Аюбзод, Радио Озоди

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG