Ссылки для входа

Срочные новости

Тема политзаключенных в Таджикистане в центре бурных обсуждений властей и оппозиции


Абдулло Рахнамо демонстрирует письмо Махмадали Хаита из тюрьмы

Обсуждения проблем политических заключенных в Таджикистане, состоявшихся в рамках сессии ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве 18 сентября, проходили достаточно бурно: горячие споры смешались с эмоциональными всплесками, плачем и требованием допустить правозащитников в тюрьмы к заключенным. Заседание под названием «Тюрьмы Таджикистана – лоно коррупции, пыток и смерти» прошло с участием представителей международных правозащитных организацией и в основном, сторонников ПИВТ. Организаторы считают, что гибель более 60 заключенных в тюрьмах Таджикистана за один последний год продиктовал им и название сессии.

В ноябре 2018 года в результате бунта в колонии г. Хунжанда погибло 25 человек. В мае этого года в результате бунта группы заключенных, которые, по словам властей, были осуждены за радикальные идеи и членство в ИГИЛ, было убито 29 заключенных и трое сотрудников администрации. Летом этого года, согласно официальным сообщениям, во время этапирования, погибло 13 заключенных. Власти заявили, что все они скончались вследствие пищевого отравления.

Абдусаттор Бобоев, председатель гражданского Комитета спасения заложников и политзаключенных Таджикистана, выступил с резкой критикой положения в тюрьмах этой страны. По его словам, колонии в Таджикистане являются местом распространения серьезных заболеваний, таких, как ВИЧ СПИД, туберкулёз и гепатит. Он также подверг критике то, как относятся в тюрьмах к заключенным – членам ПИВТ и другой категории осужденных, принятых называть политическими. Он упомянул о судьбе члена зампреда ПИВТ Махмадали Хаита и адвоката Бузургмехра Ёрова, осужденных на длительные сроки.

Абдусаттор Бобоев заявил, что в отношении этих людей применяются пытки и дурное обращение. “Несмотря на то, что Комитет по правам человека ООН на основании расследования дел Махмадали Хаита, Зайда Саидова, известного предпринимателя и адвоката Бузургмехра Ёрова рекомендовал таджикским властям освободить их незамедлительно и выплатить им моральную и финансовую компенсацию, власти наоборот, игнорируют эти рекомендации и применяют к ним пытки и оказывают давление на их родных».

Однако представители официального Таджикистана, присутствовавшие в Варшаве, отрицают эти обвинения, называя их необоснованными. В частности, Шариф Курбонзода, начальник управления соблюдения за исполнениям законов в МВД и генпрокуратуре Таджикистана так заявил в беседе с Радио Озоди вне стен заседания: «Каждая жалоба по поводу пыток, которая поступает к нам, проверяется со всей ответственностью. Сотрудники прокуратуры проводят полную проверку и по ее результатам, принимают соответствующие решения. По поводу того, что якобы, пытки применяются повсеместно – эти обвинения безосновательны. Те, кто распространяет подобные обвинения по СМИ, не имеют никаких доказательств».

В течение заседания по проблемам политзаключенных неожиданно в зал вошла группа представителей официального Душанбе. Им предоставили возможность выразить свое мнение и, в частности, высказаться о судьбе Махмадали Хаита.

Абдуллои Рахнамо, представитель делегации правительства Таджикистана, указывая на выступление Гулбарг Саидовой, супруги заключенного члена ПИВТ Умаршо Давлатова, которое было переполнено эмоциями, раскритиковал руководство партии в том, что те, «пользуясь горем людей, делают для себя политическую карьеру».

Он, в частности, заявил: «Я осуждаю то, что политическая группа желает воспользоваться человеческой трагедией ради собственных политических выгод. Это неприемлемо, когда мы, как люди, пользуясь горем и трагедией людей и их родных, строим для себя политическую карьеру и превращаем здесь все в торг».

Гулбарг Саидова, которая последние три года живет в Польше, в своем выступлении по проблемам политзаключенных, пожаловалась на то, что сегодня ее родные в Таджикистане находятся под давлением. По мнению Абдулло Рахнамо, обвинения в том, что в Таджикистане преследуют за политическое инакомыслие и религиозные взгляды, не соответствуют действительности. «Если верить, что членами ПИВТ были 40 тысяч человек, и сегодня 57 их членов находятся в тюрьмах, а 50 в розыске…» По его словам, остальные «живут свободно».

Абдулло Рахнамо продемонстрировал присутствующим письмо, которое, по его словам, написано самим Махмадали Хаитом из тюрьмы. «Говорят, что он содержится в плохих условиях, что его руки и ноги сломаны. Я, как человек, говорю вам, что это все неправда, сто процентов».

После бурных, эмоциональных дискуссий, некоторые обвинили Абдулло Рахнамо в том, что тот распространяет неправду. Модератор был вынужден призвать всех к спокойствию.

После заседания Шариф Курбонзода в беседе с Радио Озоди поддержал Абдулло Рахнамо и заявил: «Касательно жалобы на то, что Махмадали Хаит был подвергнут пыткам: первый раз об этом СМИ заявила его супруга Джурабекова Савриннисо. На основании ее жалобы генпрокуратура провела проверку. В марте все факты были проверены. Во время проверки все остальные заключенные также отрицали то, что якобы Махмадали Хаит был подвергнут пыткам».

62-летний Махмадали Хаит является одним из ключевых членов руководства ПИВТ. В сентябре 2015 года он, вместе с 13 другими членами политсовета партии, был арестован и обвинен в организации бунта под руководством экс-замминистра обороны Назарзода. Сам он и его сторонники в корне отрицают эти обвинения, называя их политически мотивированными. Хаит был приговорен к пожизненному заключению.

Планировалось, что на заседании в Варшаве выступит и его сын Фируз, однако он не пришел вовремя и лишь появился после того, как было продемонстрировано письмо, подписанное его отцом. Он сообщил в беседе с Радио Озоди, что решил отказаться от выступления по просьбе родных. «Причина в том, что мои родные из Таджикистана очень просили меня не выступать, потому что на них может усилиться давление. Они сказали, что могут усилить давление на маму, брата, а отца подвергнут большим пыткам», сказал Фируз.

После бурных споров, лидер ПИВТ Мухиддин Кабири заявил, что власти в Таджикистане должны продемонстрировать реальное положение дел в тюрьмах и допустить правозащитников увидеть все своими глазами.

Он заявил, обращаясь к Абдулло Рахнамо: «Если бы вы позволили правозащитным организациям, местным и международным НПО (войти в тюрьмы), не было бы необходимости говорить на эту тему. Мы вынуждены говорить об этом, потому что ни одна правозащитная организация не имеет доступа в тюрьмы Таджикистана, чтобы обсудить положение политзаключенных. Позвольте правозащитным организациям и Красному Кресту войти в тюрьмы, и мы тоже успокоимся».

Власти в Таджикистане постоянно заявляют о том, что в тюрьмах страны нет политзаключенных, а члены ПИВТ осуждены за нарушение Уголовного кодекса Таджикистана. ПИВТ была зарегистрирована в 1997 году после окончания гражданской война и смогла осуществлять свою политическую деятельность до 2015 года. Верховный суд Таджикистана обвинил партию в организации бунта и запретил ее деятельность в сентябре того года. Руководство партии считает эти обвинения безосновательными и заявляет, что бунт стал поводом для закрытия партии на территории Таджикистана.

Смотреть комментарии (5)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG