Ссылки для входа

Срочные новости

Индия в Таджикистане: амбиции и нереализованный потенциал


Церемония подписания соглашений о сотрудничестве между Таджикистаном и Индией. Архивное фото

Индия время от времени демонстрирует активность в Таджикистане и центральноазиатском регионе. Эксперты говорят о нарастающих амбициях Нью-Дели, но подчеркивают ряд препятствий для их полноценной реализации.

В начале июля пресс-служба мэрии города Душанбе сообщила о начале строительства автомобильной дороги в таджикской столице от западных ворот до махалли «Чортут» стоимостью $46,5 млн., которые будут выделены правительством Индии.

Мэр столицы Рустам Эмомали и посол Индии в Таджикистане Сомнат Гош дали старт строительству данного участка дороги, длиной 9,2 км и шириной 40 метров, состоящей из восьми полос.

Стоимость дороги вызывает определенные вопросы. По подсчету «Азии-плюс», капитальный ремонт 1 километра дороги в среднем составляет $1,3 млн. Однако в данном случае стоимость одного километра превышает $5 млн.

Частично высокую стоимость можно объяснить тем, что проект предусматривает также строительство автомобильного моста через Большой Гиссарский канал, железнодорожной ветки и две автомобильные развязки, а также освещение данного участка.

Таким образом, Индия внесла очередной вклад в финансово-техническое сотрудничество с Таджикистаном, который рассматривает Дели как потенциального партнера и инвестора. Среди таджикских и международных экспертных кругов не первый год бытует мнение о том, что нарастающие экономические возможности Индии непременно будут способствовать росту ее геополитических амбиций, и страны Центральной Азии должны этим воспользоваться, в том числе, ради сохранения баланса в отношениях с Пекином.

Растущий успех

Подобные оценки безусловно имеют прочное основание. Индия, несмотря на имеющийся статус «развивающейся страны» и наличие высокого уровня бедности, уже смогла превратиться в третью экономику мира после США и Китая. Доля ВВП этой страны в структуре мирового ВВП за последние годы выросла с 2,43% до 3,08%, а темпы экономического роста стали самыми высокими среди крупнейших экономик мира от 6,7% в 2017 году до 7,5% в 2019 году.

«Согласно прогнозам, в будущем Индия и Китай смогут стать крупнейшими экономиками мира. И, с этой точки зрения, Индия хочет иметь как можно больше влияния на соседние с ней государства. Несмотря на то, что в таких странах как Таджикистан, до сих пор наблюдается укрепление позиции Китая и России, не исключено, что через определённое время Индия сможет увеличить наравне с этими странами свое присутствие или же опередить их», - полагает таджикский эксперт Додихудо Кадамзода.

По его словам, интерес Индии к Таджикистану продиктован ее конфликтом с Пакистаном, который поддерживает радикальные группировки на своей территории и в соседнем Афганистане, и эти группировки напрямую угрожают безопасности Индии и региона в целом.

«Таджикистан в приоритете»

Российский эксперт из Центра евразийских исследований Евгений Троицкий в своей научной статье, посвященной политики Индии в Центральной Азии отмечает, что «с военно-стратегической точки зрения особенный интерес для Индии представляет сотрудничество с Таджикистаном, который находится наиболее близко к Пакистану и Кашмиру».

Также, по его словам, после падения режима талибов в Афганистане, Индия стимулировала укрепление традиционных связей с афганскими таджиками (которые традиционно противостоят талибам - Ред.) и развитие отношений с Таджикистаном.

В 2002 году Индия и Таджикистан подписали договор о реконструкции военного аэродрома «Айни», расположенного в 10 км от Душанбе, к которому в разное время проявляли интерес Москва и Вашингтон.

В 2007 году Индия вложила денежные средства (по разным данным около $70 млн.) на реконструкцию аэродрома, с целью его дальнейшего получения в долгосрочную аренду и создания на этой территории военной базы. На указанные средства были построены пункт управления, удлинена взлетно-посадочная полоса, возведены ангары и другие технические помещения. Кроме того, Индия взяла на себя обязательства по обучению военных пилотов Таджикистана, и взамен получила возможности дислоцировать на территории «Айни» свои вертолеты Ми-17. Однако реализация проекта была приостановлена. Зарубежные СМИ в этой связи писали, что поначалу индийско-таджикский проект получил одобрение Москвы, но позже, из-за недовольства Кремля политикой Индии по сближению с США, а также в целях добиться от Дели уступок в военно-техническом сотрудничестве это решение было отменено, что повлияло на заморозку вопроса по аэродрому.

«Евразия дейли» со ссылкой на индийские СМИ писало , что данный вопрос во взаимоотношениях двух стран остается сложным не только из-за позиции России, но и Китая и Пакистана, которые могут оказывать давление на Душанбе. «Активная позиция Пакистана выражалась, в том, что еще в 2012 году руководство этой страны предложило таджикской стороне восстановить за свой счет два не функционирующих аэродрома и начать бесплатное обучение таджикских пилотов взамен на отказ Таджикистана Индии по вопросу аренды «Айни», - говорилось в материале «Евразия дейли».

Новая фаза активности

По оценкам некоторых наблюдателей, активность Индии в Центральной Азии стала снижаться во второй половине 2000-х годов, когда к власти пришла правительственная коалиция, возглавляемая Индийским национальным конгрессом, и обратно начала восстанавливаться в начале 2010-х на фоне расширения китайского присутствия в регионе.

Однако, как отмечает профессор кафедры зарубежного регионоведения Российско-Таджикского славянского университета Гузель Майтдинова, в индийском внешнеполитическом курсе сохраняется установка по сохранению равноудалённости от основных мировых центров силы, и она придерживается принципа «стратегической автономности».

«Сохранение Индией независимого внешнеполитического курса позволяет балансировать между Китаем, США, Россией, ЕС, Японией и др. Внешнеполитические цели Индии нацелены на реализацию своих политических и экономических интересов, а также на укрепление своих позиций в «четырехугольнике «Россия-Китай-США-Индия», - отмечает профессор Майтдинова.

Эксперт ссылается на внешнеполитическую стратегию Индии, в которой указано, что это государство не должно быть втянуто в противостояние США и КНР, поскольку это будет препятствовать экономическому развитию и еще больше ухудшит индийско-китайские отношения и региональную нестабильность.

В октябре прошлого года, по итогам визита президента Индии Шри Рам Натх Ковинда в Таджикистан, было подписано 10 документов о сотрудничестве, преимущественно меморандумы в разных сферах.

«Мы готовы сотрудничать с Индией в горной промышленности, особенно в сфере переработки металлов и минералов – серебра, сурьмы, ртути, драгоценных камней, ювелирных изделий», – подчеркнул тогда в ходе встречи Эмомали Рахмон. Индийская сторона по итогам этой встречи предоставила Таджикистану $20 млн. на безвозмездной основе для реализации одобренных ранее проектов развития.

Безграничные желания и ограниченные возможности

В начале этого года прошла встреча министров иностранных дел в формате Диалога «Индия – Центральная Азия» с участием Афганистана, на которой обсуждались вопросы торговли, взаимодействия в области привлечения инвестиций, инноваций, технологий, транспортно-коммуникационного потенциала региона и другие вопросы.

По словам профессора Гузель Майтдиновой, эта инициатива говорит о том, что индийская сторона намерена строить отношения со странами региона на новой самостоятельной платформе. Однако российский эксперт и востоковед Игорь Панкратенко считает, что возможности и желания Дели по Центральной Азии далеки от совпадения.

«Индусы видят свое присутствие в Центральной Азии в выходе на местные рынки, в развитии торговых отношений, участии в концессиях по добыче ископаемых, но все это опирается в вопрос логистики, которая идет либо через Афганистан, либо через туркмено-иранскую границу. И решения этого вопроса у индийской стороны пока нет», - говорит Панкратенко.

Кроме того, по словам эксперта, в отличие от китайцев у индусов нет таких свободных финансовых средств, чтобы продвигать свои интересы. Панкратенко полагает, что у глав государств региона есть понимание необходимости сотрудничества с Индией ради сохранения баланса в отношении с Китаем, но активное присутствие Индии в регионе возможно только после наступления мира в Афганистане и налаживания логистики через это государство.

На данный момент количество товарооборота и экономическое присутствие Индии в Таджикистане не сопоставимо с КНР. Если КНР входит в число главных экономических партнеров и инвесторов Таджикистана, то Индия занимает незначительное место в экономике республики. За прошлый год товарооборот Таджикистана с Индией составил чуть более $10 млн.

Вместе с тем, политика Индии не лишена энтузиазма и эта страна может иметь существенные перспективы для Таджикистана. В особенности проект трансконтинентального коридора «Север – Юг» от Индии до России через территорию Ирана, который связывает между собой Индийский океан, Персидский залив и Каспийское море. Эксперты уже называют этот коридор конкурентом китайского проекта «Пояса и пути». В рамках проекта Индия, кроме всего прочего, активно принимает участие в развитие порта Чабахар в Иране, грузооборот которого планируется увеличить в пять раз - до 12,5 млн тонн в год. Именно вопрос доступа к Чабахару обсуждался во время последней встречи глав Ирана и Таджикистана в Душанбе. Власти Таджикистана считают данный порт важным пунктом для транзита таджикских товаров в другие страны.

Строительство Чабахара можно считать следствием конкуренции между региональными игроками, который возможно принесет существенную пользу и Таджикистану. Насколько республика сможет извлечь пользу от активизации Индии и ее конкуренции с Китаем и Пакистаном, покажет время и умение таджикской дипломатии.

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG