Ссылки для входа

Срочные новости

Один день из жизни таджикских заключенных


Группе журналистов была предоставлена возможность посетить два исправительных учреждения в Душанбе.

На фоне критики по поводу условий содержания в тюрьмах Таджикистана, обвинений ряда организаций и СМИ в том, что в таджикских пенитенциарных учреждений применяются пытки и издевательства в отношение заключенных, руководство Министерства юстиции решило пригласить таджикских журналистов воочию ознакомиться с условиями тюрем страны. 3 июня по инициативе Управления по исправительным делам для представителей СМИ были открыты двери в мужские исправительные учреждения номер 1 и 7 города Душанбе.






В этот день все двери в тюремных дворах и зданиях были открыты для посещения журналистов. Сотрудники администрации заявили, что впервые встречают большую группу журналистов, которым позволено с фотоаппаратами, видеоустройствами и диктофонами освещать положение в тюрьмах.

Мы ознакомились с условиями столовой, мечети, гостиной, комнаты свиданий заключенных с их родными, библиотекой, небольшим цехом по производству кирпича, парника, пожарной комнатой и свинофермой. Нам также была предоставлена возможность провести беседы и интервью с заключенными.


В колони номер 1 города Душанбе нсколько дверей были заперты изнутри. Начальник УИД министерства юстиции РТ Иззатулло
Иззатулло Шарифов

Шарифов пояснил, что некоторые заключенные находятся на встрече со своими родными. Один из заключенных после окончания свидания, согласился ответить на наши вопросы:


“По сравнению с ситуацией пяти или шестилетней давности, сейчас условия содержания намного улучшились. Нас не бьют и мы не ощущаем плохого отношения к себе. Еды достаточно, родные тоже нас обеспечивают, так что, все в порядке. Разрешают встречаться с женой, когда захочу. Проблем нет”.


Когда мы вошли в столовую, то увидели, что в этот день им предлагали рисовую кашу и суп.

Генерал Иззатулло Шарифов, который лично сопровождал журналистов, позволил всем свободно общаться с любым из заключенных. Он также позволил провести беседы заключенными, кого принято считать особо опасными. В ИУ № 1 было немало тех, кто когда-то являлся соратником опального полковника Махмуда Худойбердыева, немало членов Хизб-ут-тахрир или бывших боевиков ОТО.

Бывший член вооруженных сил исламской оппозиции Садриддин Тошев, по кличке «Кори», считает, что сейчас главная проблема тюрем не в условиях содержания. Он считает, что среди заключенных немало тех, кто считают приговоры суда в их отношении несправедливыми. Он один из тех, кто хотел, чтобы его дело было пересмотрено.

«В течение 10 лет, что я нахожусь в тюрьме, неустанно прошу власти вместе с представителями международных правозащитных организаций пересмотреть мое дело и вынести приговор в соответствие с преступлением, которое я совершил. Представители оппозиции, которые содержаться здесь, совсем не подпадают под амнистию. Я совсем не согласен со своим приговором 20 лет тюрьмы.

Я думаю, что для государства было бы больше пользы, если бы мы были на свободе. Вы видите, что на моем лице нет следов побоев и издевательств, я не голоден, этого достаточно, чтоб понять, каковы условия содержания в тюрьмах. Единственное мое желание заключается в том, чтоб мое дело было пересмотрено».



Иброхим Ёрибеков, по прозвищу «Шайх», один из других бывших членов вооруженных сил ОТО. Он сообщил, что недавно получил

письмо от комиссии ООН о том, что возможно его дело будет пересмотрено.

“Слава богу, получил такое сообщение от ООН, хотя, сказать честно, не знаю, каков будет итог. Через три месяца будет семь лет, как я нахожусь здесь. Меня приговорили к 22 годам заключения”.

Среди заключенных были те, кто в 1998 году присоединились к Махмуду Худойбердыеву, обвиняемому Душанбе в попытке совершении государственного переворота. Один из них вспоминая события тех лет, признается, что был не прав и по глупости пошел на это дело. По его словам, не менее 60 бывших соратников Худойбердыева сейчас отбывают сроки наказания в таджикских тюрьмах.

В состав группы журналистов входила и правозащитница Ойнихол Бобоназарова, руководитель НПО «Перспектива Плюс». Ей позволили прийти сюда потому, что она критически отзывается об условиях содержания людей под стражей. На это особо подчеркнул и сам Иззатулло Шарифов, у которого на рабочем столе лежала одна из таких статей Бобоназаровой.

Мы спросили ее, что она думает по поводу увиденного?

«В 2005 году я имела возможность посетить женскую тюрьму в

Нуреке.

И здесь я бывала.

Помню, что когда зашла в комнату свиданий, не смогла вытерпеть того жуткого запаха, что был там.

Я быстро выбежала оттуда.

Сегодня вижу, что положение изменилось. Положение улучшилось».


Уполномоченный по правам человека Таджикистана Зариф Ализода недавно также посещал тюрьму в Худжанде. На следующей неделе запланирован визит журналистов в женскую тюрьму в г. Нуреке.


Мирзонаби Холикзод, Барот Юсуфи

Смотреть комментарии (1)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG