Ссылки для входа

Театр.doc лишают сцены. ФОТО


Московские власти выселяют Театр.doc из помещения, где последние 12 лет шли злободневные критические спектакли из реальной жизни.

Накануне Департамент имущества Москвы решил в одностороннем порядке расторгнуть договор аренды с театром, без объяснения причин. Руководство театра уверено, что решением диктовали политические взгляды властей.

Театр.doc – один из немногих, работающих в документальном жанре. Большинство постановок основаны на подлинных текстах, судьбах реальных людей, как, например, спектакль "Час 18", посвященный погибшему в московском СИЗО юристу Сергею Магнитскому или «Акын-Опера», о жизни трудовых мигрантов в России, пересказанный самими мигрантами из Таджикистана. В планах у Театр.doc было устроить читку пьесы "Номера" украинского режиссера Олега Сенцова, задержанного ФСБ. Недавно репертуар пополнился новой комедией – "Отпуск в Крыму", рассказывающей об истории сотрудников рекламного агентства, которым дали задание заняться ребрендингом "обветшалого, присыпанного совковой пылью крымского курорта".

Театр ставит 25 различных постановок каждый месяц. В штат входят три сотрудника, спектакли ставят актерские группы.

Радио Озоди обратилось к Михаилу Угарову, художественному руководителю Театр.doc с просьбой прокомментировать ситуацию:

Угаров: Театр арендовал подвал помещения у Департамента имущества Москвы. Внезапно, действие контракта было приостановлено, без объяснения причин. Действовавший контракт

Спектакль "Берлуспутин"
Спектакль "Берлуспутин"

заканчивался в декабре этого года. Оказывается, что в мае был прерван договор, а узнали мы об этом только вчера. То есть это произошло без объявления. Таким образом, театр остается без помещения.

Озоди: С чем вы связываете такое решение?

Угаров: Это почти необъяснимо, потому что никаких арендных нарушений нет, пожарная инспекция только что проинспектировала, нет никаких налоговых нарушений. Видимых причин не существует. Значит причина в другом. Это единственный негосударственный театр, который позволяет себе политические спектакли, высказывания, акции. И это, конечно, не может нравится властям.

Озоди: Были ли раньше сигналы о неприемлемости ваших работ для властей, говорили ли вам, что им не нравится то, что вы делаете?

Угаров: Да, были. Поскольку театр частный, а не государственный, эти претензии не могут быть официальными. Недовольство передавалось на разговорах, частным путем. Говорили, мол, «прекратите ставить политические спектакли, не лезьте в политику, зачем вам это надо?». Такие, «дружественные советы». Естественно, мы на них не реагировали.

Озоди: Как сложится ваша судьба?

Угаров: Уже есть предложения в Москве от сочувствующих людей и

Михаил Угаров
Михаил Угаров

организаций. Площадки предлагают. Варианты, конечно, хуже нашего, потому что родной дом всегда лучше. Если удастся отстоять, а попытку мы делаем, попытаемся оспорить это решение. Мы попытаемся повлиять на них через такие структуры, как департамент культуры Москвы, Союз театральных деятелей и так далее.

Озоди: Как сложится судьба спектаклей, которые шли до сих пор? В том числе и судьба «Акын-Оперы», который ставился с участием таджикских артистов, находящихся на заработках в Москве?

Угаров: Все будет продолжаться. Мы не готовы менять ни эстетику, ни политику, ни направленность театра, в котором мнение коллектива едино. Решать, правда, все будем по ходу. Но отказываться от театра мы не собираемся.

Беседовала Хиромон Бакозода

XS
SM
MD
LG