Ссылки для входа

Срочные новости

Размышления после концерта Толибхона Шахиди


Толибон Шахиди

Я не музыковед и, тем более, не политолог. Однако занимаясь многие годы изучением межкультурных коммуникаций Востока и Запада, я наблюдаю трансформацию музыкальной мысли во времени и в пространстве

Я не музыковед и, тем более, не политолог. Однако занимаясь многие годы изучением межкультурных коммуникаций Востока и Запада, я наблюдаю трансформацию музыкальной мысли во времени и в пространстве трёх любимых мною композиторов: моего отца, Зиёдулло Шахиди, моего брата, Толибхона Шахиди, а теперь и моей дочери, Фарангис Нуруллаходжа. И хотя сегодня мои размышления касаются, в основном, искусства и мировоззрения Толибхона, прозвучавшего вчера, 29 апреля 2016г., я хочу сказать сначала несколько слов об истоках современной общерегиональной, центральноазиатской культуре/ искусствах. Основываясь на глубинном ощущении искусства нашего отца, родившегося в начале прошлого века, а именно в 1914г. в Самарканде, со всеми вытекающими отсюда чертами характера музыканта-космополита, я открыла для себя творчество моего брата на новом этапе развития глобализирующегося мира. Служа точкой опоры, музыка ЦА воздействовала и на становление творчества моей дочери, выпускницы Готеборского Университета искусств (Швеция), а сегодня уроженки Канады.

Толибхон обладает небесным обаянием и поэтому его самовыражение в музыке содержит магнитизирующее свойство, уходящее своими корнями в прошлое, в межкультурную, межнациональную поэтику литературно-музыкального мышления ЦА. Но прав был и Вл. Соловьёв, открывая

Зиёдулло Шахиди
Зиёдулло Шахиди

творческий концерт Толибхона, состоявшемся в большом зале Московской Консерватории им. П.И. Чайковского: в творчестве композитора чувствуются нюансы Шостаковича, Кара-Караева и других великих композиторов прошлого и настоящего веков. И всё же особенности 'своего' национального колорита делают его музыку по-настоящему оригинальной. В чём же выражаются эти особенности национальной, а шире, общерегиональной, музыки композитора? Как они помогают раскрепощению умов в наше непростое время, называемое 'транзитным', как будто когда-либо в эпоху модерна ЦА была стабильной и 'устаканившейся'. Ведь земли, которые ещё со времён Геродота и Александра Македонского, были притягательны для многих и многих народов, а колонизация умов, а значит их маргинализация из пространства 'развитого' мира надолго оставила их за 'железным занавесом', всё более и более привлекает мир своими неизведанными гранями. Но парадокс в том, что сегодня, в эпоху независимости, народы ЦА всё более и более отдаляются друг от друга, всё меньше становится пространство для творчества и взаимодействия!

Музыка всегда была и есть наиболее удобным инструментом межкультурных коммуникаций. Являясь сутью газелей, рубаи и поэм Хафиза, Хайама и Мавлана Руми, эта идея была источником вдохновения для музыкантов и художников всех времён. Однако только в ХХв. таджикско- персидская поэзия стала доступна мировой общественности через переводы английских, французских, немецких и русских поэтов-переводчиков, а стремление к освоению техники современного самовыражения в музыке стала формироваться в 20е-30-е годы в Самарканде. Но и раньше мечта об интеграции в современный мир была источником вдохновения для просветителей-реформаторов. И в этом плане европейская модель всегда была привлекательной.

Ахмад Дониш, великий реформатор эпохи модерна в ЦА, посвятил вдохновляющую газель итальянской певице, которую он впервые увидел и услышал в Мариинском театре ещё в середине 19в.. Как это вяжется с образом мусульманина-просветителя и блестящего знатока Корана, изображаемого, как правило, в большой чалме и старинных очках? Другой просвятитель из Бухары, Мирзо Сироджиддин 'подарил' свой восторженный рассказ о европейских театрах и парках, где 'элегантные мужчины ходят свободно под руку с красивыми женщинами', описывая свой европейский вояж в книге 'Тухафи ахли Бухоро' -'Подарок Бухарскому народу', написанному ещё

Мунира Шахиди
Мунира Шахиди

в 1903г.! Но потом целая плеяда центральноьазиатских композиторов в содружестве с русскими коллегами расширяло мир национальной региональной музыки. Искусство Толибхона Шахиди служит преодолению никому ненужных духовных границ, насаждающих враждебность и отчуждённость людей, органически полиязычных и открытых миру. Как и в прошлом столетии, платформой взаимопризнания и взаимо узнавания служит Москва и московская консерватория, но теперь уже не только 'своими' силами.

Оркестром государственного академического симфонического оркестра России дирижировал Хобарт Эрл, блестящий дирижёр - американец, совершенно не страдающий 'звёздной' болезнью многих современных музыкантов. По-видимому, он ещё с детства познал искусство управления гармонизации человеческих отношений через оркестр. Я думаю, что с Толибхоном их объединяет понимание вечной борьбы зла и добра, а также страдания за несовершенство мира. Поэтому растекающийся в реалиях звук -'Садо', поэма, написанная Толибхоном ещё в студенческие годы в Московской Консерватории, обогатилась, благодаря проникновению дирижёра в понимании желания композитора выразить борьбу чистоты и фальши в звуке. А жадность и неспособность к добру образа ростовшика из балета композитора 'Смерть ростовщика' по мотивам знаменитого романа Садриддина Айни, изображённые музыкальными средствами, зал слушал, затаив дыхание. Как современно звучит эта идея! Как опасно податься соблазну всеядения и накопительства в наши дни капитализации отношений! Поэтому дуэт царицы денег и ростовщика в изображении композитора и блестящих музыкантов оркестра под управлением Хобарта фактически стал демонстрацией ключевой идеи солидарности «интернационального сообщества музыкантов» против ростовщичества во всех её проявлениях.

Конечно же, Толибхон не мог не отдать должного памяти своего учителя Арама Хачатуряна, а рапсодия для фортепиано с оркестром при участии Вазгена Вартаняна (фортепиано) и Хачатура Саркисянца (партия дудука) ещё раз подтвердила традицию 'устад-шогирд' -'мастера- ученика', как основного тренда национальной, да и мировой, культуры.

На этом фоне идея несовершенства макромира, прямо или косвенно отражающаяся в микромире и тормозящая самосовершенствование - вокальный цикл для сопрано и симфонического оркестра на слова Поля Валери и Рёкана, блестяще исполненная солисткой Мариинского театра Наталией Павловой, покорила многоязычную аудиторию. В завершении был исполнен концерт для

кларнета с оркестром в исполнении прославленного Игоря Федорова. Пожалуй, искусство деликатной трансформации музыкальных идей 'своей' и 'западной' классики в современную гармонию, наиболее близко и 'слышимое' для меня в этике взаимотворчества отца и сына, завоевало не только меня и многих других слушателей в зале. Хобарт и оркестр подарили залу уже на 'бис' музыку Зиёдулло Шахиди – прозвучал 'Танец дервишей' из оперы 'Комде ва Мадан'! Восторг зала в шквале апладисментов выразил счастье от соприкосновения с творчеством Шахиди-старшего. А уже знакомое и родное 'Праздество' Толибхона вывело зал в необъятные просторы музыки мира и счастья!

Зал не хотел расходиться, американский дирижёр Хобарт Эрл выразил свои поздравления Толибхону Шахиди с днём рождения и с его великой музыкой на таджикском и русском языках.

Mунира Шахиди

Глава Международного Фонда культуры им. З.Шахиди

XS
SM
MD
LG