Ссылки для входа

Срочные новости

Ашгабат заявляет, что вируса нет, но не даёт ВОЗ это проверить


Правительство Туркменистана на протяжении более двух десятилетий рекламирует свой статус нейтральной страны, чтобы изолироваться от остального мира и сохранить гармонию, о наличии которой утверждают власти страны.

Например, Ашгабат продолжает утверждать, что в Туркменистане нет случаев заражения коронавирусом.

Это утверждение представляет интерес для многих сторон, в том числе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которая планировала направить в Туркменистан делегацию для обсуждения вопросов борьбы с COVID-19.

Делегация ВОЗ прибыла в соседний в Таджикистан и планировала после завершения там работы отправиться в Туркменистан, но официальные лица в Ашгабате прибегли к старому приему, чтобы отложить и, возможно, предотвратить визит делегации.

Перенос поездки делегации ВОЗ в Туркменистан сбивает с толку. Если Ашгабат успешно предотвратил проникновение коронавируса в Туркменистан, можно было бы подумать, что туркменские власти будут рады позволить делегации ВОЗ задокументировать историю вирусологического триумфа страны. Опыт Туркменистана в таком случае могли бы изучить другие страны.


Очевидная причина недопуска делегации ВОЗ в том, что заявление Туркменистана об отсутствии коронавируса, который бушует во всем мире и унес более 270 тысяч жизней, — почти наверняка неправда.

Но есть и другая причина.

Все соседи Туркменистана зарегистрировали случаи инфицирования COVID-19. В Узбекистане по состоянию на 11 мая выявили почти две с половиной тысячи случаев, в Казахстане — более пяти тысяч. Расположенные к югу от Туркменистана Иран и Афганистан — 107 тысяч и 4,4 тысячи случаев соответственно (есть основания полагать, что цифры занижены).

Тем не менее туркменские чиновники утверждают, что в их стране нет ни одного случая заражения.

До 29 апреля можно было говорить, что Туркменистан и Таджикистан, по официальным данным, свободные от коронавируса страны.

Но в конце апреля Таджикистан после недель отрицания сообщил о первых 15 случаях инфицирования, а к 11 мая число заразившихся увеличилось до 612. Многие полагают, что коронавирус был в Таджикистане и до этого, но причиной смерти умерших от коронавируса указывали — по распоряжению чиновников — не COVID-19, а обычную пневмонию.

Есть мнения, что ситуация в Туркменистане такая же. Сообщения об увеличении количества скончавшихся от пневмонии в этой стране поступают с февраля.

Но сокрытие случаев заболевания стало бы не единственной проблемой, с которой могли столкнуться туркменские чиновники, если бы разрешили делегации ВОЗ въехать в страну.

В феврале, когда масштабы распространения коронавируса становились всё более серьезными, туркменские власти создали карантинные зоны для своих граждан, которые вернулись из-за границы, в Лебапском велаяте — регионе на востоке страны.

Всех прибывших на самолете в Туркменабат, административный центр региона, отправляли на некоторое время в специальные учреждения, чтобы они находились под наблюдением врачей. Естественно, делегация ВОЗ хотела посетить эти учреждения. Оказалось, что власти страны заранее готовились к возможному визиту.

УЧРЕЖДЕНИЯ ДЛЯ КАРАНТИНА

23 апреля Ханс Клюге, директор Европейского регионального бюро ВОЗ, написал в Twitter'е, что министерства иностранных дел Таджикистана и Туркменистана «приветствуют» визит экспертов организации и что делегация ВОЗ прибудет в Таджикистан и Туркменистан «в ближайшие дни» в рамках центральноазиатской миссии.

Ханс Клюге, директор Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения.
Ханс Клюге, директор Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения.


Туркменская редакция Азаттыка, известная на местном уровне как Азатлык, сообщила, что после твит-сообщения Клюге чиновники лица в Лебапском велаяте начали выводить людей из карантинных заведений.

Сайт «Хроники Туркменистана», созданный живущими за рубежом туркменскими активистами, написал, что в карантинных учреждениях находилось как минимум семь пациентов с подтвержденным диагнозом COVID-19, которые были среди эвакуированных.

27 апреля на Лебапский велаят (и на Марыйский) обрушились ураган и дожди, которые нанесли серьезный ущерб этой местности, особенно Туркменабату.

Туркменское правительство никогда не сообщает о стихийных бедствиях, которые время от времени случаются в стране. Разрушительный ураган, который пронесся над восточной и северной частью Туркменистана, не стал исключением.

4 мая международная организация Human Rights Watch выпустила заявление, в котором поставила вопросы, почему спустя более недели после урагана государственные СМИ не сообщили о бедствии и зачем полиция в этом регионе бросила силы на задержания людей, которых заподозрили в том, что они снимали последствия и выкладывали видео и фото в социальных сетях.

Азатлык сообщил, что из-за стихии погибли по меньшей мере 30 человек, а позже передал, что правительство не поможет тысячам людей, серьезно пострадавших от стихийного бедствия, многие из которых остались без крова.

Малоизвестный региональный новостной сайт Jeyhun.news написал об урагане 4 мая, заявив, что сильный ветер сорвал крыши нескольких домов, упавшие деревья повредили линии электропередач. Сайт заверил, что «делается всё возможное» для устранения последствий. 6 мая сообщалось, что «специалисты» из других регионов Туркменистана прибыли в Лебапский велаят, чтобы помочь с восстановлением Туркменабата и окрестностей.

ВОЗ не уполномочена требовать доступ к каким-либо местам, медицинским данным и не может настаивать на посещении больниц. Правительства разных стран сами определяют возможности сотрудничества с международной организацией.

Представитель ВОЗ в Туркменистане Паулина Карвовска посетила карантинные зоны в Лебапском велаяте в начале мая. «Мы рассчитываем, что органы здравоохранения Туркменистана сообщат о подтвержденных случаях, до сих пор нам не сообщали о каких-либо случаях», — сказала она.

В сообщении представителя ВОЗ не упоминается о каких-либо последствиях урагана в регионе.

Если бы речь шла просто о приезде делегации ВОЗ в «потемкинские деревни» в карантинной зоне, может быть, они не столкнулись бы с проблемами. Но ущерб от урагана в Лебапском велаяте, о котором умалчивают государственные СМИ и туркменские чиновники, скрыть будет невозможно.

Последствия пронесшегося над Лебапской областью урагана.
Последствия пронесшегося над Лебапской областью урагана.


Метод отложить визит зарубежных экспертов основан на старой уловке туркменского правительства, которую применили более 20 лет назад для миссии ОБСЕ по наблюдению за выборами, когда президентом Туркменистана был авторитарный лидер Сапармурат Ниязов. Ниязов сказал, что все желающие наблюдать за выборами приветствуются, но специально приглашать никого не будут.

Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ занимается мониторингом выборов, Туркменистан является членом ОБСЕ, но БДИПЧ для работы в той или иной стране требуется официальное приглашение. Туркменские власти никогда не отправляли бюро приглашение.

Делегация ВОЗ находится в аналогичной ситуации. Ей нужно официальное приглашение Ашгабата, но туркменские власти его не отправляют.

Возможно, понимая трудности с визитом, Клюге, как сообщается, обратился к Анне Поповой, председателю Роспотребнадзора (Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека), за помощью, в том числе с отправкой российских специалистов в Таджикистан и Туркменистан.

5 мая Клюге написал в Twitter'е, что ВОЗ «готова развернуть [миссию] как можно скорее» в Туркменистане, дав понять, что делегация всё еще не получила разрешение, необходимое для поездки экспертов. Это «как можно скорее», похоже, зависит от того, как скоро ликвидируют последствия стихии в Туркменабате.

Материал казахской службы РСЕ/РС

Смотреть комментарии (4)

Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG