Ссылки для входа

Срочные новости

«Дети мертвы, они лежат на асфальте». Сергей из Киева потерял всю семью, когда она пыталась спастись из Ирпеня


Сергей из Киева потерял всю семью, когда она пыталась спастись из Ирпеня

Житель Киевской области Сергей Перебейнис 7 марта потерял всю семью — жену и двоих детей. Это произошло, когда они пытались эвакуироваться из Ирпеня, небольшого города в окрестностях Киева, который несколько дней подряд пытались взять российские военные и в итоге просто разрушили до основания.

Женщина и двое детей попали под минометный обстрел, когда бежали к разрушенному мосту: именно по нему из Ирпеня выводили людей, чтобы затем посадить их на автобус и отправить в сторону Киева и дальше в эвакуацию.

«Этот рюкзак был на моем сыне. Его посекло минами, были осколки. А это — рюкзак, который был на моей дочери. На нем четко видны следы крови. Она получила осколочное ранение в висок, — рассказывает Сергей. — В момент взрыва мины она находилась справа от брата, и в нее попал один-единственный осколок. А сын был в осколках с ног до головы».

Старшему сыну Сергея Никите было 18 лет. Он учился на втором курсе в Университете имени Тараса Шевченко на программиста. Дочери Алисе было 9 лет, она училась в школе, а еще в семье было двое собак.

«Я уехал из Ирпеня 17 февраля в город Донецк, на оккупированную территорию. Моя мать болела ковидом, и накануне она мне позвонила, сказала, что состояние ухудшилось, начинается пневмония, — рассказывает Перебейнис. — Как только я туда заехал, в городе началась принудительная мобилизация всех гражданских. Я до последнего не верил, что начнется полномасштабная война на территории Украины. Когда я связывался с женой, я связывал мобилизацию с тем, что банально начнется обострение только на Донбассе, как всегда это бывает».

Вернуться домой до войны Сергею так и не удалось.

«24 февраля всё началось. В 5 утра жена мне написала в чат, что "над нами что-то прилетело", то ли самолеты, то ли ракеты, — вспоминает Сергей. — В первый день я им предложил никуда не бежать. Потому что вы помните, что в тот день были огромные пробки, очереди, хаос».

Через несколько дней стало очевидно, что российские войска идут на Киев с севера. Обстрелы самой столицы Украины и ее пригородов не прекращались.

Как живут люди в разбомбленном Ирпене
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:46 0:00

«В один из дней, по-моему, это было или 3 или 4 марта, наш микрорайон обстреляли из минометов. И в наш жилой комплекс прилетело три мины. То есть уже как бы было понятно окончательно, что нужно бежать, — говорит Сергей. — Они с сыном загрузили автомобиль с утра и уже хотели уезжать, но в этот день на нашу улицу зашли российские танки. Начался уличный бой. Они бросили машину и опять спрятались в подвал».

«Мы не то чтобы прощались, но я попросил у них прощения за то, что я не был с ними. За то, что так получилось, что не смог их прикрыть защитить, — говорит он. — Но жена не теряла оптимизма: она сказала — мы прорвемся, не переживай, всё будет хорошо. Это были последние ее слова».

Сергей говорит, что еще до войны установил на телефоны своих родных программу, которая определяет геолокацию. В день, когда его жена и дети погибли, в 9 часов утра телефон жены показал геолокацию в 7-й городской больнице, и в этот момент Сергей понял, что случилось страшное.

Война глазами документалистов: эвакуация из Ирпеня
Пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:19:52 0:00

«Где-то еще через минут двадцать — полчаса я увидел первую запись в "Твиттере". В текстовом виде говорилось, что на Романовке был минометный обстрел и погибла семья. Затем прошло еще минут двадцать, и появилась первая фотография. Вот эти вещи, разбросанные на земле. Тела моих детей, — говорит он. — А затем появилось первое видео с места события, где уже было четко видно падение мины, смерть семьи и этот страшный крик собаки из переноски».

«Я позвонил в Киев друзьям и сказал, что дети мертвы. Они лежат в Романовке на асфальте», — с трудом говорит Сергей.

«Я живу и думаю на русском. И несмотря на то, что я говорю на русском языке, я коренной украинец. Я хотел бы об этом сказать всем россиянам — я не националист, не какой-то там бандеровец! Я обычный гражданин Украины. Нас уничтожают как нацию! — подчеркивает он. – Я хочу, чтобы видели во всем мире, что творится в Украине и как подло здесь нас убивают».

Смотреть комментарии (4)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.
Форум закрыт, но Вы можете продолжить обсуждение на Facebook-странице Радио Свобода
 
XS
SM
MD
LG