Ссылки для входа

Срочные новости

Зятья Мирзияева, арабский принц и охота на исчезающую дрофу-красотку


Зятья президента Узбекистана Шавката Мирзияева и наследный принц Дубая Хамдан бин Мохаммедаль-Мактум. Фото взято со страницы Ahmad Jaber Al Harbi в Instagram'е.

Зятья президента Узбекистана Шавката Мирзияева Ойбек Турсунов и Отабек Умаров устроили обед в честь наследного принца Дубая Хамдана бин Мохаммеда аль-Мактума, который прилетел со своей свитой на соколиную охоту на дроф-красоток, пишет Узбекская редакция Азаттыка —​ Радио Озодлик. Разрешение арабским шейхам на охоту на исчезающих птиц выдает и Казахстан.

Наследный принц Дубая опубликовал в Instagram’е серию фотографий о своей поездке в Узбекистан. Снимки, сделанные во время трапезы, где за одним столом сидят принц Хамдан вместе со своим окружением и зятья Мирзияева, появились на странице в Instagram’е родственника принца.

«Большое спасибо за этот исключительный ланч», —​ подписано фото.

Ойбек Турсунов, женатый на Саиде Мирзияевой, работающей заместителем директора агентства информации и массовых коммуникаций, является первым заместителем главы администрации Шавката Мирзияева. Второй зять Шавката Мирзияева Отабек Умаров — заместитель руководителя Службы безопасности президента. Его супруга Шахноза Мирзияева назначена в прошлом году заместителем начальника управления по организации деятельности дошкольных образовательных учреждений министерства дошкольного образования.

За несколько дней до появления совместного снимка зятьев Мирзияева с наследным принцем Дубая в узбекистанском сегменте социальных сетей обсуждали видео, на котором запечатлены десятки ловчих птиц, размещенные в салоне самолета «Узбекских авиалиний».

Местные СМИ сообщили о том, что наследный принц Дубая Хамдан бин Мохаммед аль-Мактум прибыл в Навоийскую область Узбекистана ради соколиной охоты на дроф.

Как сообщил Озодлику пожелавший остаться неизвестным сотрудник государственного комитета Узбекистана по экологии и охране окружающей среды, «арабские шейхи охотились на территории страны, получив на то специальное разрешение». Собеседник не смог назвать сумму, потраченную дубайскими гостями. В управлениях по экологии и защите окружающей среды Навоийской области и Каракалпакстана журналисту Озодлика сказали, что в стране «за определенную сумму разрешается охотиться на дроф».

ОХОТА НА КРАСНОКНИЖНЫХ ДРОФ-КРАСОТОК В КАЗАХСТАНЕ

Озодлик пишет, что стоимость каждой добытой в Узбекистане птицы, занесенной в Красную книгу Международного союза охраны природы, составляет шесть тысяч долларов США. В Казахстане плата за добытую дрофу-красотку, согласно правительственному постановлению, ниже более чем в три раза.

В октябре этого года власти Казахстана официально разрешили трем шейхам из Объединенных Арабских Эмиратов и шейху из Катара соколиную охоту на дрофу в казахстанских заповедных зонах. Соответствующее постановление подписал премьер-министр Аскар Мамин.

За каждую добытую птицу шейхи, согласно постановлению, должны заплатить в бюджет Казахстана 260 месячных расчетных показателей (656 600 тенге, или 1700 долларов).

На фоне некоторого резонанса в казахстанском сегменте социальных сетей по поводу выданного арабским шейхам разрешения на охоту на птиц, находящихся под угрозой исчезновения, в министерстве экологии, геологии и природных ресурсов Казахстана заявили, что заповедные зоны не являются заповедниками и что на этих территориях разрешается хозяйственная деятельность, в том числе охота. Разрешения шейхам на охоту выдаются в соответствии с соглашением между Казахстаном и ОАЭ по сохранению дрофы-красотки, в рамках которого, как сообщили в правительстве, построен центр по воспроизводству этого вида птицы и ежегодно выпускают в природу тысячи особей. В министерстве пояснили, что разрешение выдано на уничтожение 276 особей, что составляет 2,8 процента от численности популяции и около 10 процентов от ежегодного выпуска дрофы в естественную среду обитания. При этом, как сообщили в ведомстве, объем финансирования по заключенным с высокопоставленными представителями стран Персидского залива соглашениям с 2003 по 2018 год составил 61,3 миллиона долларов. На эти деньги в Казахстане ведутся учет и охрана исчезающих видов животных, таких как сайгаки, а инспекторам предприятия «Охотзоопром» покупают снаряжение, прокомментировали в Минэкологии.

В узбекистанских социальных сетях и СМИ какой-либо негативной реакции на охоту арабских шейхов на территории Узбекистана, похоже, не было.

— За деньги, которые арабские шейхи заплатили за добычу десяти дроф, можно создать условия для спасения тысячи особей дрофы, — написал в соцсетях член объединения охотников и рыболовов Узбекистана Бахром Суванкулов.

В разговоре с Озодликом чешский переводчик и любитель животных Петр Кубалек говорит, в Чехии и Словакии тоже можно встретить дроф, однако охота на них строго запрещена.

— Дрофы находятся под строгой защитой государства. Чехия и Словакия даже за миллион долларов не разрешат арабским шейхам застрелить хотя бы одну дрофу. В этих странах человеку, застрелившему дрофу, грозит арест. Однако в таких странах, как Узбекистан и Казахстан, за деньги разрешают охотиться на редкие виды животных и птиц. Подобная негативная практика ранее существовала в африканских странах. Это привело к исчезновению многих видов редких животных и птиц, — говорит Петр Кубалек.

Дрофы-красотки занесены в Красную книгу в Казахстане и Узбекистане. Арабским шейхам разрешают охотиться на эту птицу в Казахстане с 1994 года.

При подготовке материала использована публикация Узбекской редакции Азаттыка.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG