Ссылки для входа

Вандализм на православном кладбище Фархора. ВИДЕО


Неизвестные люди последние годы разрушают и сносят железные решетки и кресты, установленные на православном кладбище на юге Таджикистана.

Неизвестные люди последние годы разрушают и сносят железные решетки и кресты, установленные на православном кладбище на юге Таджикистана.

Крупнейшее православное кладбище на юге Таджикистана расположено в Фархорском районе Хатлонской области. Здесь покоятся порядка 3000 тел, кладбище окружено железной оградой, на многих могилах установлены кресты. Однако в последние годы неизвестные люди разрушили и частично снесли железные ограды и кресты.

Неизвестно, чьих рук это дело, однако местные жители уверены, что вандалы используют металл в личных целях, к примеру, устанавливают у своих домов и участков или же сдают его на лом. Православное кладбище расположено рядом с мусульманским и в отличие от последнего, никто не ухаживает за ним. Здесь покоятся потомки тех русских и русскоязычных, которые жили в Фархорском районе еще в годы СССР. Сегодня их число едва превышает 5000 человек.

55-летняя Валентина Набиева одна из тех, кто согласился рассказать радио Озоди о фактах вандализма на православном кладбище в родом Фархоре. По ее наблюдениям, разрушать и красть железные изгороди начали еще два года назад, а с ростом цен на металлолом, ситуация ухудшилась. Валентина Набиева не понимает, как некоторые люди «могут украшать свои дома за счет изгороди, украденной на кладбище»?

- Ведь на самом деле, этим занимается не бедный человек. Я сама была свидетелем того, как богатые люди приходили специально сюда, чтобы унести железные заборы и затем установить их у себя дома. Эта арматура со времен СССР очень прочная и сегодня найти такое качество на рынке просто невозможно. Вот они и идут сюда, на кладбище, разрушать и воровать, - говорит женщина.

По примерным подсчетам, метр арматуры на рынке стоит более 1 доллара, а 1 кг лома можно сдать за 30 центов.

Члены малочисленной русской диаспоры в Фархоре, состоящей всего из 5 человек, уверены, что «вандализмом на кладбище могут заниматься только местные наркоманы».

Впрочем, в местном отделении милиции факты вандализма на православном кладбище отрицают. Здесь говорят, что официальных жалоб к ним не поступало.

Однако в беседе с местным населением в дни празднования Иди Курбов в октябре 2014 года глава района Рано Рахимзода призвала жителей уважать покой усопших и не разрушать могилы. Позже в письме в адрес Рахимзода члены русской диаспоры заявили, что этот призыв не был услышан, а кража железных изгородей продолжается.

Лиза Тиглова, 62-летняя местная жительница говорит, что вандалы пытались унести крест, установленный на могиле ее сына, но не смогли. Металл искривился. Она говорит, что «на Иди Курбон глава района в мечети призвала местных жителей не допускать и по возможности вставать на пути тех, кто пытается разрушать русские могилы, однако это не помогло. Арматуру продолжают красть. Некоторые, те, что очень крепко установлены, в виде спирали, не поддаются вандалам. Но надолго ли?» - удивляется она.

До начала гражданской войны в Фархоре проживали две большие диаспоры русских и корейцев. Русские больше работали на руководящих должностях, корейцы занимались производством риса на полях, расположенных на границе Таджикистана и Афганистана. С началом войны почти все русскоязычные покинули Фархор, а могилы их предков остались без присмотра. Фархорское православное кладбище считалось крупнейшим неисламским кладбищем на юге Таджикистана. Фархор с населением более 150 тысяч человек, расположен в 200 км к югу от Душанбе и граничит с Афганистаном.

Радио Озоди

XS
SM
MD
LG