Ссылки для входа

Срочные новости

Почему мир позволяет Туркменистану отрицать наличие коронавируса?


Новый год в Туркменистане.

Различные СМИ и независимые источники дают понять, что Туркменистан сильно пострадал от пандемии коронавируса. Тем не менее официальные лица Туркменистана продолжают заявлять, что в стране случаев заражения COVID-19 нет и не было.

Случаи с двумя дипломатами в Туркменистане говорят о том, что вирус действительно гуляет по стране, но правительства молчат. Такое молчание позволяет туркменским властям продолжать настаивать на своей официальной версии, что страну каким-то образом глобальная пандемия обошла стороной.

Гюзиде Учкун — вдова Кемаля Учкуна, турецкого дипломата, скончавшегося 7 июля в больнице в Туркменистане. Недавно она подала иск против посла Турции в Туркменистане Тогана Орала и нескольких других государственных должностных лиц за то, что они не транспортировали ее мужа из Туркменистана в Турцию для получения им надлежащего лечения.

С января 2018 года Кемаль Учкун работал в посольстве Турции в Туркменистане советником по религиозным вопросам. 27 июня 2020 года Учкун попал в больницу. Его симптомами были: проблемы с дыханием, сильный кашель и температура — признаки, которые связывают с коронавирусом. Врачи лечили его от пневмонии.

Гюзиде Учкун говорит, что туркменские врачи лечили ее мужа антибиотиками, которые не воздействуют на вирусы. Турецкие врачи заявили, что, судя по полученным из Туркменистана рентгеновским снимкам Учкуна, вероятность заболевания COVID-19 у него составляет более 90 процентов.

Адвокат Гюзиде Ахмет Башчи сообщил Туркменской редакции Радио Свободная Европа/Радио Свобода, что бальзамирование тела Учкуна было произведено в Туркменистане, поэтому последующее вскрытие в Турции не позволило определить, была ли вызвана смерть дипломата коронавирусом.

Но по словам Башчи, после смерти Учкуна его семья показала рентген грудной клетки другим турецким судебно-медицинским экспертам. Эти эксперты выразили уверенность в том, что Учкун умер от COVID-19 и, по всей вероятности, его можно было бы спасти, если бы его привезли обратно в Турцию.

— Я умоляла, чтобы [турецкие власти] отправили санитарный самолет для моего мужа или любые другие средства для его эвакуации в Турцию. Каждый день до его смерти я подавала заявления, предоставила все необходимые для эвакуации документы, — сказала Гюзиде турецкой газете Sozcu.

Туркменские власти не давали официального разрешения на прилет турецкого самолета в Ашгабат, который не принимал международные рейсы с марта, и до тех пор, пока 7 июля Учкун не умер.

Турецкие власти до сих пор публично не критиковали нежелание Туркменистана разрешить эвакуацию больного дипломата домой для лечения, хотя это, по всей вероятности, могло послужить причиной для некоторого возмущения. Анкара также не сказала ничего, что могло бы поставить под сомнение утверждение Туркменистана об отсутствии коронавируса.

Гюзиде Учкун также планирует подать иск против властей Туркменистана, обвинив их в халатности и воспрепятствовании действиям.

Посол Великобритании в Туркменистане Хью Филпотт известен продвижением культуры стран Центральной Азии, в которых он работал, иногда — через песни. Филпотт исполнил таджикскую песню, когда был послом в Таджикистане, а недавно напел туркменскую мелодию. 16 декабря Филпотт написал в Twitter’е, что «восстанавливается после вируса, распространенного в "реальном мире"».

Филпотт не рассказал о том, где он восстанавливается после болезни, но после возвращения из зарубежной поездки в конце сентября он находился в Туркменистане. Британское правительство никак не прокомментировало состояние Филпотта или то, где он заразился вирусом.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) также не подтвердила наличие случаев заболеванием коронавирусом в Туркменистане, несмотря на свой официальный визит.

ВОЗ направила экспертную группу в Туркменистан в июле после более чем двух месяцев проволочек, вызванных, по всей видимости, промедлением туркменских властей с выдачей официального разрешения.

Делегация ВОЗ проехалась по Туркменистану по заранее согласованному маршруту, и впоследствии ее члены могли только сказать, что не увидели каких-либо явных свидетельств коронавируса в Туркменистане, хотя они выразили обеспокоенность по поводу «сообщений о росте случаев острых респираторных заболеваний или пневмонии неизвестной причины» и посоветовали «активировать критические меры общественного здравоохранения в Туркменистане, как если бы по стране циркулировал COVID-19».

Делегация также порекомендовала, чтобы «были расширены системы эпиднадзора и тестирования, а образцы отправлялись в проверочные лаборатории ВОЗ для повторного тестирования».

Информационно-аналитическое издание Eurasianet.org связалось с ВОЗ по этому поводу и в декабре получило ответ, что, «к сожалению, из-за действующих в настоящее время ограничений на поездки это пока не представляется возможным».

Учитывая склонность туркменского правительства к преувеличениям, если не к откровенной лжи, неудивительно, что местные власти продолжают придерживаться своей риторики о том, что коронавирусу не дали проникнуть в Туркменистан.

Немного удивительно, что международные организации и отдельные правительства не оспаривают это утверждение туркменского правительства, особенно с учетом влияния, которое оно оказывает на граждан Туркменистана.

Брюс ПАННИЕР,

При подготовке статьи были использованы материалы Радио Азатлык, Туркменской редакции Радио Свободная Европа/Радио Свобода.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии (2)

Уважаемые пользователи! Комментарии с оскорблениями, нецензурными выражениями в отношении представителей других рас и национальностей, конфессий и религий, а также с рекламой не будут опубликованы.

XS
SM
MD
LG