Ссылки для входа

Срочные новости

Вернуть нельзя оставить. Вдовы и дети боевиков ИГ из Центральной Азии


Женщины из Таджикистана и их дети в Ираке. 31 января 2019 года.

Власти Таджикистана заявили, что примут назад женщин из Таджикистана, а также их детей, которые являются членами семей боевиков группировки «Исламское государство» в Сирии и Ираке. Официальная Астана ранее заверила, что Казахстан продолжит вывозить своих граждан с Ближнего Востока.

Группировка «Исламское государство» (ИГ) стоит на пороге окончательного поражения в своем последнем прибежище в Сирии. Между тем сотни членов семей боевиков ИГ – женщины, гражданки других стран, а также дети - оказались в лагерях для беженцев на северо-востоке разоренной войной страны. Не менее 50 из них – выходцы из Таджикистана.

Пока в Великобритании не стихают споры вокруг возможного возвращения Шамимы Бегум, молодой британки, уехавшей к боевикам ИГ в 2015 году, а сейчас желающей вернуться домой, Таджикистан занял однозначную позицию. Власти полагают, что единственный способ избежать угроз национальной безопасности в будущем – это вернуть на родину джихадистов и их семьи, особенно детей.

ВЫВЕЗТИ ВСЕХ

12 февраля министерство иностранных дел Таджикистана объявило, что примет все необходимые меры для того, что в Сирии и Ираке не осталось ни одного таджикского ребенка.

- Мы пытаемся репатриировать из Сирии всех наших граждан. В первую очередь мы хотим привезти детей, - заявил журналистам 12 февраля в Душанбе министр иностранных дел Таджикистана Сирожиддин Мухриддинов.

Министр иностранных дел Таджикистана Сирожиддин Мухриддинов (слева).
Министр иностранных дел Таджикистана Сирожиддин Мухриддинов (слева).

Власти Таджикистана также достигли соглашения с иракским правительством о содействии в возвращении более 90 детей, большинство из которых живут в тюрьмах со своими матерями. В Душанбе заявляют, что большую часть женщин в зону боевых действий увезли их мужья.

- Мы договорились с Багдадом, что заплатим штраф в размере 400 долларов за человека вместо [обычных] 2500 долларов… за незаконное пересечение границы, - сообщил глава МИДа Таджикистана. Многие женщины в иракских тюрьмах бежали в эту страну от войны в Сирии.

Организовать репатриацию женщин и детей поручили послу страны в Кувейте и Ираке Зубайдулло Зубайдзоде.

В беседе с Азаттыком дипломат сообщил, что установил контакт «со всеми сторонами» для получения доступа к лагерям беженцев: сирийским правительством, международными организациями, а также курдскими повстанцами, которые контролируют ряд территорий в регионе.

В ЛАГЕРЯХ ДЛЯ БЕЖЕНЦЕВ И ТЮРЬМАХ

По словам Тахмины Одинаевой, вдовы бойца ИГ из Таджикистана, известие о заявлении министерства иностранных дел Таджикистана мгновенно разлетелось как «лучшая на свете весть» по лагерю для беженцев в районе сирийского города Хула.

36-летняя Одинаева вместе с двумя детьми живет в палатке. Она сообщила, что писала властям Таджикистана с мольбами о помощи. «Мы хотим вернуться домой», - говорит она и добавляет, что ждет встречи с родителями и братом, с которыми поддерживает связь через мобильное приложение WhatsApp.

Женщина настаивает, что «допустила ошибку», послушавшись мужа, который, по словам Одинаевой, обманным путем привез ее в Сирию в 2015 году.

Женщины из Таджикистана в иракском суде.
Женщины из Таджикистана в иракском суде.

С мужем, этническим уйгуром из Китая, она познакомилась на рынке в Душанбе, где тот работал. Пара поженилась, у них родилось двое детей, затем супруг убедил Одинаеву уехать.

- Я здесь не по собственной воле. Мой муж обманул меня, привез нас в Сирию. Потом его убили, - рассказывает она по телефону из лагеря для беженцев. Другие подробности женщина не сообщает.

Власти в Душанбе и семья Одинаевой в ее родном городе Хамадони на юге Таджикистана подтверждают, что она с мужем и детьми покинула страну более трех лет назад.

Посол Зубайдзода говорит, что планирует встретиться с такими женщинами, как Одинаева, которые вместе с детьми находятся в лагерях для беженцев. У него уже есть опыт организации процедуры репатриации граждан. Дипломат играл ключевую роль в возвращении в Таджикистан трех детей, сирот боевиков ИГ, из Ирака в прошлом году.

По словам Зубайдзоды, Таджикистан намерен привезти из Ирака 92 ребенка и 43 женщины. Некоторые дети живут среди беженцев, но большинство – в тюрьмах, где их матери отбывают наказание за членство в экстремистской группировке. Некоторые женщины приговорены в Ираке к смертной казни.

Согласно иракским законам, репатриация несовершеннолетних возможна лишь при наличии письменного разрешения хотя бы одного из родителей и судебного решения. На пресс-конференции 12 февраля глава МИД Таджикистана Мухриддинов сообщил, что, по информации его ведомства, большинство отцов были убиты.

По словам Мухриддинова, «самая большая сложность» заключается в нежелании некоторых матерей в Ираке и Сирии отправлять детей в Таджикистан. Некоторые говорят, что у них нет родных, которые согласились бы взять детей на попечение. В нескольких случаях, сообщил министр, женщины сообщали, что не хотели бы, чтобы их дети росли в светском Таджикистане.

ЧТО ЖДЕТ ВОЗВРАЩАЮЩИХСЯ?

Попытки Таджикистана вывезти граждан Сирии происходят на фоне противостояния боевиков ИГ и курдских повстанцев. Экстремисты группировки пытаются отстоять последний оплот в Сирии – окрестности селения Эль-Багуз на границе с Ираком.

Вопрос о том, как быть с членами ИГ и их семьями, захваченными в плен курдскими ополчениями, стал большой головной болью для правительств многих стран. По данным лондонского Центра по изучению радикализации, с 2013 по 2018 год в ряды группировки влилось более 40 тысяч иностранцев.

Поддерживаемые США силы в Сирии близ границы с Ираком. 13 сентября 2018 года.
Поддерживаемые США силы в Сирии близ границы с Ираком. 13 сентября 2018 года.

Страны, опасающиеся потенциальных угроз, которые могут нести джихадисты, по-разному принимают возвращающихся членов ИГ: от судебного преследования и заключения в тюрьму до программ реабилитации и реинтеграции в общество.

В Европейском союзе в отношении возвращающихся проводится уголовное расследование и в некоторых случаях они предстают перед судом. В Бельгии репатриантов могут отправить в специальные центры для реабилитации. Согласно докладу Европарламента, французские власти позволяют судить своих граждан и в Сирии при условии справедливого судебного разбирательства.

Причины желания Таджикистана вернуть домой своих граждан могут крыться в опыте страны после гражданской войны 1990-х годов. Тогда десятки сирот оказались в тренировочных лагерях в Афганистане и племенных районах Пакистана.

В 2015 году, когда ИГ находилось на пике своего влияния в Сирии и Ираке, Таджикистан предложил амнистию гражданам, которые добровольно вернутся домой из зон боевых действий и откажутся от насилия.

В страну возвратились более сотни человек, как до, так и после амнистии. Они реинтегрировались в общество, пусть и под неусыпным контролем властей.

Некоторые сейчас участвуют в государственных программах по борьбе с экстремизмом. Бывшие боевики часто мелькают на государственных телеканалах, дают интервью, в которых рассказывают о зверствах ИГ, свидетелями которых, они, по их словам, стали в Сирии и в Ираке.

Несколько человек были оправданы по обвинениям в наемничестве или вербовке боевиков для ИГ.

Не все в Таджикистане рады их возвращению, опасаясь, что репатрианты, возможно, не отказались от своей экстремистской идеологии.

- Мы не знаем, каковы истинные причины их возвращения. Мы не можем быть уверены в их дерадикализации, - заявил один из преподавателей в Душанбе, пожелавший сохранить анонимность, поскольку лично знаком с делами таких людей.

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ РИСКИ

В Таджикистане нет официального запрета на учебу или работу, но нет и реабилитационного процесса для граждан, находившихся на территориях под контролем ИГ.

- Пока бывшие боевики не совершали атак в Таджикистане, но отсутствие программ по реабилитации может создать проблемы для членов их семей и общества в целом, - считает Эдвард Лемон, эксперт Высшей школы национальной безопасности Даниэля Моргана в Вашингтоне.

В Таджикистане по-прежнему существуют все факторы, которые вынудили небольшое число людей уехать воевать за границу – социальная несправедливость, маргинализация, репрессии.

Он добавляет: «В долгосрочной перспективе большую опасность может нести то обстоятельство, что [ИГ] сейчас распалась и поездки в Сирию фактически невозможны. Поэтому больше граждан Таджикистана может решиться на нападения внутри страны».

- В Таджикистане по-прежнему существуют все факторы, которые вынудили небольшое число людей уехать воевать за границу – социальная несправедливость, маргинализация, репрессии. Молодежь будет искать новые пути для выражения фрустрации, иногда прибегая к насилию, - считает Лемон.

По данным властей, в Ирак и Сирию с 2014 года отправилось около 1900 граждан Таджикистана. Почти 500 из них, как предполагается, убиты. Судьба остальных остается неизвестной.

АСТАНА ТОЖЕ ВОЗВРАЩАЕТ СВОИХ ГРАЖДАН

В зону боевых действий на Ближнем Востоке с 2013 года годы выехали тысячи выходцев из Центральной Азии, в том числе Казахстана.

По официальным данным, предоставленным Азаттыку комитетом национальной безопасности Казахстана летом прошлого года, с момента начала войны на Ближнем Востоке в Сирию и Ирак отправились свыше 800 граждан Казахстана. Большинство из них – около 500 человек – дети, которых вывезли их родители.

В этом году официальная Астана заявила, что в Сирии продолжают оставаться более 300 казахстанцев. В январе 2019 года власти Казахстана репатриировали из Сирии 47 граждан, в том числе 30 детей и 11 женщин. Эвакуацию граждан с Ближнего Востока назвали «гуманитарной операцией».

В декабре прошлого года представитель комитета по охране прав детей министерства образования и науки сообщил журналистам, что за последние два года из Сирии в Казахстан возвращен 91 ребенок.

В министерстве иностранных дел сообщили, что Казахстан продолжит вывозить своих граждан из Сирии.

Фарангиз НАДЖИБУЛЛА

Мумин АХМАДИ

Ваше мнение

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG